den-ssdd

Желание. Часть 11

14 сообщений в этой теме

85631022.jpg

Часть одиннадцатая

Через несколько шагов, я вспомнил, что забыл поинтересоваться у интенданта о том, где можно разжиться питьевой водой. Чертыхнувшись, повернул назад, прикидывая, возможные направления, куда меня могут послать.

Дверца в кунг была прикрыта, и я, опасаясь, что долговец уже успел куда-то уйти, забарабанил костяшками пальцев по металлической поверхности. Звук получился глухим и несерьёзным. Примерно с таким же успехом можно было постучаться в шлюзы бункера противоатомной защиты. Однако мои действия возымели эффект.

– Пля, да кто там ещё? – Послышался изнутри приглушённый голос.

Тёмно-зелёная дверца распахнулась, и из-за неё выглянула голова интенданта, которого я, по-видимому, оторвал от обеда или полдника, что более подходило ко времени суток.

– Шэо ээ? – Он что-то старательно жевал, и суть вопроса я понял только по вопросительному взгляду.

– Мне бы воды немного, фляжку наполнить, а то у меня там всего на пару глотков осталось.

Интендант недовольно втянул воздух через нос, попытался снисходительно улыбнуться лоснящимися от жирной пищи губами и протянул руку. Я торопливо и с некоторым облегчением скинул тяжёлый рюкзак, и принялся копаться в его содержимом. Искомое нашлось не сразу, так как пришлось вынуть почти все вещи. Наконец, фляга была вызволена из-под кучи аптечек и автоматных рожков. Долговец взял её и скрылся в полумраке фургона, при этом дверца, которую он придерживал рукой всё это время, с тихим лязгом закрылась. Но заскучать я не успел, уже прожевавший свою еду интендант, снова выглянул наружу и протянул мою флажку.

– Воду из чайника налил. Не смотри, что горячая, скоро остынет. Накипь только попала, но это ерунда, осядет быстро. Всё? – И не дождавшись моего довольного кивка, он снова скрылся за дверцей.

Я горячо поблагодарил про себя этого человека, так выручившего меня. Когда я, собираясь в Зону, прикидывал, что с собой взять, перерыл множество форумов в интернете, где писали в основном только про еду и оружия, и почти ни слова о чистой воде, которую, как оказалось, найти внутри периметра не так уж и просто, тем более бесплатно.

Меня радовало, что всё так хорошо складывается. Я жив, даже не ранен, практически на халяву обзавёлся оружием и боеприпасами, очень удачно избежал проблем с бандитами, даже, вот, в сильную группировку вступил – Долг, и теперь мой рюкзак забит всяким добром. Очередное подведение итогов прошедших дней немного приподняло настроение. Конечно, всё, что мне дал интендант, предназначалось для бойцов на загадочном «Дальнем», а вовсе не мне, но мысль о том, что за спиной шестьсот патронов для «калашникова» и куча медикаментов сильно грела душу. И люди мне пока попадаются вполне себе нормальные. Даже бойцы Долга оказались не такими грубыми солдафонами, как я их себе представлял раньше – обычные люди, держащие себя в довольно жёстких рамках устава, но без лишнего формализма и суровости, смешанных с алчностью и чувством безнаказанности от полученной власти, как я это видел на примере военных на КПП.

Рюкзак давил на плечи, и каждый шаг прибавлял сомнений в том, что долго так я идти не смогу. Уставшие ноги требовали отдыха, а ноющая спина не давала покоя. Успокаивало то, что до заката осталось не больше пары часов. Не думаю, что отряд, или, как в Долге называют отделение бойцов, квад, отправится в путь на ночь глядя. Скорее всего, как я думал, выход назначен на ранее утро, а сборы решено провести вечером, чтобы потом не тратить это время.

Темнота здесь больше, чем темнота где-то ещё. Где-нибудь за периметром, в мирном ночном городе, есть лишь довольно небольшой риск наступить на собачью кучку, споткнуться о тротуарный бордюр, нарваться на пьяную компанию или упасть в открытый канализационный колодец. А вот ночью в Зоне с куда большей долей вероятности и без особых затруднений легко найти себе разнообразные приключения. Можно быть растерзанным стаей слепых псов, которым наличие или отсутствие света абсолютно безразлично, попасть в коварную аномалию, которую и днём-то не особо разглядишь, поймать пулю бандита, устроившего засаду на очередного «лоха», быть радушно встреченным, радостно задушенным и аппетитно выпитым до последней капли крови кровососом. Последнее особенно веселило. В деревне пару раза в разных интерпретациях рассказывали историю о том, как военные отправили отряд спецназа для ликвидации какого-то бандитского авторитета, скрывшегося в Зоне от правосудия. Для большей эффективности операцию, якобы, решили провести ночью, но наутро обратно на базу никто из «вояк» так и не вернулся. Поисковая группа обнаружила лишь обрывки амуниции и множество стреляных гильз. Рассказчики утверждали, что плохо подготовленные к жестоким условиям Зоны  военные попросту погибали поодиночке, сослепу попадая в аномалии или нарываясь на хищных мутантов. Не помогло ни новейшее на тот момент оборудование, ни богатый боевой опыт, ни оружие. Так что, в нашем случае, ни о каких ночных походах речи быть не могло. Во всяком случае, я очень надеялся на благоразумие командования Долга.

Мои надежды на скорый отдых бесследно испарились. Судя по суете у штаба, выход намечался на ближайшее время. Людей оказалось чуть больше десятка. Некоторые были тяжело нагружены и вооружены. Внушительными размерами среди них выделялся боец в экзоскелете. Костюм был примерно такой же конструкции, что я видел на Клементии, лишь отличался традиционной для Долга красно-чёрной раскраской, какими-то дополнительными модулями на поясе и несколько иной формой шлема. У приятеля Отца Диодора он был округлым с двумя смотровыми стёклами и с одним дыхательным клапаном снизу в центре, а у долговца шлем больше походил на голову робота из детского мультфильма с хищным вырезом для глаз и двумя небольшими цилиндрическими фильтрами, размещёнными по бокам. Внешне костюм выглядел более воинственно. Боец держал в руке огромный даже для его комплекции чёрный пулемёт с оптическим прицелом. За его спиной виднелась связка из нескольких труб, я так понял, гранатомётов. Ещё один долговец обсуждал что-то с лейтенантом Усовым, при этом постоянно внося какие-то записи в свой ПДА. На его плече висела длинная снайперская винтовка какой-то неправильной формы. Скорее всего, мне это просто казалось, и на самом деле, оружие было просто обёрнуто в какую-нибудь камуфлированную ткань. Два других участника похода, курили в стороне, негромко разговаривая друг с другом.

Ещё я увидел того самого парня в тёмно-зелёном облачении, который зачем-то подмигнул мне на совещании. Его костюм плохо сидел на худой фигурке и местами свисал складками.

– Шустрее давай, – махнул мне рукой Усов, – продпаёк и амуницию получил?

– Ага. – Перешагивая через край небольшой кучи щебня, ответил я.

– Не «ага», а «так точно»! Боец, что за вольности?

Мы с Усовым посмотрели на человека, вмешавшегося в наш короткий диалог. Это был тот самый долговец, что разговаривал с лейтенантом.

– Извините… – опешил я. – Так точно!

– Какое ещё на хрен «извините»?! Извиняться будешь перед беременной подружкой! Ты, мать твою, чем занимался, вместо того, что бы устав учить?!

Человек, явно чем-то раздражённый и пытающийся сейчас выместить свою злобу на мне, выглядел, однако, не так сурово, как мне показалось с самого начала.

– Сержант, спокойно. – Вмешался Усов. – Он не принял ещё присягу и устав в глаза не видел, я его даже оформить пока не успел, так что не требуй от курсанта излишней вымуштрованности.

– Тогда прошу выдать нам ещё и большую упаковку носовых платков для этих зародышей.

Я узнал этого человека. Именно он на совещании был возмущён моим присоединением к отряду. Больше боец ничего не сказал, лишь рывком поправил рюкзак на плечах и отошёл к столу.

– Не обращай внимания, – подбодрил меня лейтенант, – Тихий… кхм, сержант Воробченко уже третьи сутки на ногах, устал, да и характер у него сам по себе не сливочно-фруктовый. Постарайся лишний раз не давать ему повода покричать на себя. А так, он мужик правильный, без заскоков.

Я обречённо кивнул и уткнулся взглядом в носки ботинок. Перспектива неизвестно какое время находиться рядом с этим долговцем, невесть по каким причинам озлобившимся на меня, сильно портила и без того не отличное настроение.

– Привет! – Ко мне подошёл парень в зелёном костюме и с сияющим лицом. – Я Женя. Слышал, ты с нами идёшь!

Я пожал его худенькую ладонь.

– Ага, иду. Меня Юриком зовут.

Женя улыбнулся ещё шире и, жестом поманив меня за собой, направился к серым деревянным ящикам. Лейтенант Усов уже переговаривался с кем-то по рации, утратив ко мне интерес, и я пошёл вслед за парнем.

Костюм его был действительно необычным для этих мест. Во всяком случае, я такой видел только в кино. Бесшовный материал покрывал всё тело кроме головы и не имел никаких дополнений, даже карманов. Лишь на пояснице висел небольшой контейнер с мелкоячеистыми решётками по бокам.

На ящиках, к которым мы подошли, лежали какие-то оранжевые коробочки и прямоугольный ранец, похожий на большую радиостанцию, только без антенны. Ещё я увидел яйцевидный шлем. Его форма действительно походила на яйцо.

– Слушай, Жень, а что за «Дальний»? – Внимательно разглядывая интересные предметы, поинтересовался я. – Все про него говорят, а я никак толком не могу понять, куда мы идём.

– Ты не знаешь что ли? Да это же блокпост Долга недалеко от Рыжего леса, – подтвердил мои догадки парень. – «Дальний», потому что далеко отсюда, километрах в десяти, наверно. Там наш Институт установил станцию наблюдения за аномальной активностью, так что, по сути, это никакой не блокпост, а научный стационарный объект.

– Ты учёный, что ли?

– Ага! – Женя усмехнулся, и, подняв указательный палец вверх, важно добавил: – кандидат наук!

Он заметил сомнения в моём взгляде и поспешил прокомментировать своё заявление.

– Да честно тебе говорю, кандидат наук! Сейчас вот пишу диссертацию по теме «корреляция аномальных эманаций на территории Чернобыльской зоны отчуждения».

Я ненадолго задумался над заковыристым названием, но переспрашивать не стал. Меня больше интересовали другие вещи.

– Так, станция ваша, с этим всё понятно, а причём тут Долг тогда?

Рюкзак нестерпимо резал плечи, и я счёл возможным ненадолго снять его, пока наш отряд не выдвинулся в путь.

– Понимаешь, по штату нам не положено оружие, – Женя принялся складывать оранжевые коробочки в свой причудливый ранец, – поэтому охранные и эскортные функции осуществляют военные из числа прикомандированных к нашему научному центру. Но их мало. Не каждый захочет служить в самом пекле Зоны, где плотность аномалий и мутантов иногда зашкаливает.

– В пекле?

– Да, Янтарь – не самое благополучное место для работы в плане безопасности, но там огромнейшие возможности для изучения природы Зоны!

Женя защёлкнул крышку ранца и, немного повозившись с лямками, надел его. Тот идеально сошёлся по размерам с контейнером на пояснице и с виду составил с ним одно целое.

– Был на Янтаре?

– Я? Да нет, откуда… Меньше недели всего в Зоне, до Янтаря не дошёл пока.

Молодой учёный ошарашено глянул на меня, будто не поверил моим словам, затем с серьёзным видом переспросил:

– Меньше недели?

– Ага…

– Вот блин, а я думал, ты наш проводник. Какого кровососа они тебя с собой решили взять?

– Да откуда я знаю. Вон лейтенант – я кивнул в сторону Усова, – меня оформить даже не успел. Позвали к вам на совещание, поставили перед фактом, что я иду в составе отряда, и отправили получать патроны и аптечки…

– Странно это всё. – Женя задумчиво погладил подбородок, будто там растёт бородка. – Ладно, раз твоё начальство решило, значит идёшь с нами. Видимо, людей не хватает, раз они новичков в дальние рейды отправляют.

– Ну... начальство пока не моё – заулыбался я, – формально я ещё не принят в группировку.

– Тебе рацию выдали?

Учёный ткнул пальцем в своё ухо. Присмотревшись внимательно, я увидел в нём небольшой наушник гарнитуры.

– Нет, я и не спрашивал.

Пока я поправлял рюкзак, морщась от тупой боли в плечах, Женя сбегал куда-то и через минуту уже протягивал мне потёртую портативную радиостанцию, на которую был намотан чёрный провод гарнитуры. Я щёлкнул регулятором громкости, покрутил переключатель диапазонов и, убедившись, что всё вроде работает, нацепил рацию на пояс, а наушник с микрофоном пропустил под свитером.

– Номер канала сообщит командир, когда выйдем за пределы базы.

Он ещё хотел что-то сказать по этому поводу, но за нашими спинами раздался окрик.

– Эй, малышня, строиться!

Женя, смешно срифмовав с «малышнёй» непечатное слово, взял свой чудо-шлем, и мы поспешили к четверым бойцам, выстроившимся в небольшую шеренгу.

Выравнивая ботинки вровень с другими, и стараясь выпрямиться под весом тяжёлого рюкзака, я не сразу заметил, как на площадке появился ещё один долговец. Почему-то в голове завертелось фамилия «Воронин». Я не ошибся.

Ни доклада лейтенанта Усова о построении отряда, ни громогласного «здравия желаю», ни гимна с флагом, ни чего-то другого, что обычно показывают в фильмах в подобных случаях, я не увидел. Генерал окинул нас усталым взглядом и коротко произнёс:

– С Богом, братцы.

Сержант Воробченко козырнул в ответ, и бодро зашагал в сторону выхода. Все остальные, без команды отправились следом.

Место смерти Сома мы прошли довольно быстро, обойдя на приличном расстоянии гудящую «мясорубку». Кровь кто-то уже успел смыть, однако, если хорошенько всмотреться в тёмный асфальт, можно ещё было разглядеть нечёткие контуры засохшей красной лужи. Меня передёрнуло, когда я попытался представить, что может чувствовать человек, попавший в такую жуткую аномалию. Но очень быстро страшное место осталось позади и я поспешил вымести из головы все дурные мысли, оставив лишь добрую память о Соме. По сути, он мне был никем – обычный сталкер, коих тут довольно много, но этот человек без каких-либо оговорок согласился взять меня с собой в Бар, показал, каким образом можно обнаружить и обойти некоторые аномалии, и ещё этот человек безвозмездно подарил мне мой первый артефакт. Уже за эти поступки его нужно помнить.

Заходящее солнце светило в лицо, и приходилось прятать глаза за длинными тенями редких деревьев и покрытых мхом бетонных сооружений. Хорошо экипированные и вооружённые бойцы Долга, видимо, уже примелькались здесь, и мало кто, из многочисленных сталкеров, решивших переночевать в заброшенных цехах некогда крупного завода «Росток», обращал на отряд внимание. Слово «многочисленных» в других условиях звучало бы странно, ибо, во всей округе вряд ли удалось бы насчитать больше двадцати человек, однако в Зоне такую «толпу» редко где ещё встретишь. Разве что на Янтаре, где, по словам Жени, учёные развернули целый научный центр. Уж там наверняка одних только профессоров и всяких доцентов не меньше десятка.

В некоторых уцелевших окнах мелькали красно-оранжевые блики костров. Сталкеры, укрывшиеся под крышами давно уже разграбленных и опустевших заводских цехов, отдыхали после трудного дня. Невдалеке приглушённо звенели гитарные струны, где-то был слышен негромкий разговор, а кое-где раздавался весёлый смех. «Росток» жил своей жизнью. И не скажешь, что совсем совсем недавно здесь погиб сталкер по имени Сом. К смерти тут привыкли…

Проходя мимо остова ржавого «УАЗа», я умиротворённо, как тому способствовала окружающая обстановка, разглядывал округу. В этой части территории бывшего завода мне не доводилось бывать, поэтому всё вызывало у меня определённый интерес. Даже серые стены бетона привлекали внимание своими рисунками и надписями.

Под навесом из шиферного листа на асбестовой трубе, как на скамейке в парке, сидело трое сталкеров. Двое из них курили, неспешно разговаривая друг с другом, а третий рылся в своём рюкзаке и, между делом, без особого интереса поглядывал в нашу сторону. Когда мы поравнялись с ними, он слегка дёрнулся и толкнул соседа локтем, едва заметным кивком указав на наш отряд. Это были те двое, что хотели ограбить меня сегодня! И, судя по их взглядам, они узнали меня. Тот, что ковырялся в рюкзаке, тогда стоял «на шухере», поэтому его я не запомнил, а вот желтозубую хищную ухмылку второго мне не забыть ещё долго.

В панике я быстро отвёл взгляд в сторону, усердно делая вид, что не узнал этих бандитов. От неожиданной и крайне не приятной встречи сердце в груди бешено забилось от страха. Стоп! Чего мне бояться-то? Хоть пока и не официально, но всё же, теперь я в рядах Долга, и если эти двое отморозков попытаются мне что-то сделать, за меня заступятся. Во всяком случае, стоило на это надеяться.

Мысль о том, что можно было сообщить командиру отряда о двух грабителях, промышляющих совсем рядом с базой Долга, пришла запоздало, к тому же я не был уверен, что бойцы группировки проявят интерес к этому факту. Всё же, полицейских функций они на себя, вроде как, не возлагали.

Как только наш отряд прошёл блокпост в северной части территории завода, сержант, не сбавляя шаг, рубленными фразами довольно отчётливо произнёс:

– Без приказа от группы дальше, чем на пару метров не отходить. Дрозд со сканером в авангард. Сим прикрытие. Остальным внимательно смотреть по сторонам. В случае опасности дать знать по рации. Канал для связи – восемь. В эфир без надобности не голосить.

Я последовал примеру остальных и переключил канал на рации, расстегнув куртку и задрав свитер. Инструкций по пользованию аппаратом мне никто не дал, но интуитивно было понятно, что радиостанция работает в режиме приёма, а для вызова нужно нажать маленькую кнопку на гарнитуре. Постепенно шок от крайне неприятной встречи с бандитами отошёл, уступив место усталости. После недолгой возни с рацией, я не без удовольствия стянул с плеча автомат и понёс его дальше в руках, как это делали остальные. Конечно, в случае столкновения с бандитами или при нападении мутантантов толку от меня, как стрелка, было не много, ведь из своего оружия я так ни разу и не стрелял ещё, да и вообще, имел лишь чисто теоретические навыки обращения с ним. Для проформы, я пощёлкал предохранителем и проверил ход пружины затвора. На фоне вооружения остальных участников похода, мой небольшой автомат выглядел неказистым и потрёпанным обрубком, однако, какой никакой, а лишний ствол, готовый выстрелить в нужном направлении в случае необходимости, отряду не помешает.

Последние лучи солнца лизнули верхушку холма впереди, и светило окончательно скрылось за нашими спинами. Надвигались сумерки. Боец по прозвищу Дрозд по приказу командира выдвинулся вперёд, и, пользуясь сканером, выявлял близкие к старой дороге, по которой мы шли, аномальные зоны. Их тут было гораздо больше, чем я видел на Свалке. Слева впереди тихо ухало несколько «воронок» – их я узнал сразу. Где-то за ними был едва слышен треск страшных по своей убийственной мощи аномалий под названием «электра». Мне их ещё ни разу не доводилось видеть, но об их коварстве слышал много рассказов. Говорили, что некоторые «электры» чуют приближение человека и как-то маскируют своё присутствие, да так, что даже довольно опытные сталкеры не видят их. Как только жертва переступает условную границу, её поражает мощнейший разряд электрического тока. Всё живое в радиусе десяти метров погибает мгновенно. Кое-кто поговаривал, что «электры» живые, но верилось в такие предположения с трудом. Хотя в Зоне могут происходить такие вещи, от которых у любого учёного, воспитанного на традиционной физике, химии и биологии, наступит помутнение рассудка.

Невдалеке я увидел большой валун, одна сторона которого была вполне обычной, а вот  другая выглядела, по меньшей мере, странно. Вытянутые наплывы каменной породы образовывали что-то вроде гребёнки с многочисленными зубцами. Такое ощущение, что «камушек» был изо льда и некоторое время таял, вот только «вода» с него стекала не вертикально вниз, а в бок. В то же время он казался пластилиновым шариком, у которого кто-то слегка растянул одну из сторон.

Женя заметил, что я долго любуюсь камнем.

– Крутая штука, да?

– Ага… – Выдохнул я, дивясь причудам Зоны. – А как это он так?

Учёный чуть сбавил шаг, что бы поравняться со мной, и с тоном лектора в студенческой аудитории начал рассказывать:

– В нашем Центре ещё в прошлом году начали изучать этот камень. Сняли множество проб, провели многочисленные тесты и эксперименты. Даже лазерный сканер из Германии привезли, чтобы сделать его трёхмерную модель. Выяснилось, что после выброса совсем рядом с ним образовалось сразу две разных по природе аномалии – «жарка» и «воронка», что в Зоне встречается крайне редко. Помню, я только начал работу в своём научном отделе, когда проводился семинар, где помимо всего прочего слушали доклад какого-то там профессора, – Женя старательно изобразил важного учёного с выпяченной от гордости грудью, – который и занимался этим камнем. Обычно аномалии существуют отдельно друг от друга, либо обосабливаются в однотипные конгломераты, но это редко бывает, да и то, как правило, ближе к центру Зоны. Но этот случай стал исключением. Под действием огромной температуры «жарки» песчаник плавился, превращаясь в густую стекловидную массу, которая тут же всасывалась «воронкой», растягиваясь во множество конусовидных нитей. После завершения «цикла», аномалии сместились в сторону, а следы термического и гравитационного воздействия на камне остались.

Я не всё понял из рассказа Жени, однако и того, что осталось в голове хватило, чтобы уяснить природу этого явления.

Ноги двигались сами собой, глаза глядели по сторонам, а голова была занята мыслями о том, что будет впереди. Как я понял, чем дальше мы отдаляемся от периметра, тем более опасной становится окружающая среда. Если уже здесь, в часе ходьбы от Бара, приходилось делать большие крюки, обходя опасные аномалии, то что же творится в центре Зоны? Конечно, в дальний рейд не отправили бы неопытных бойцов, и мне, по сути, для выживания нужно было всего-навсего выполнять приказы командира и не отдаляться от отряда, но под ложечкой сосало. Неизвестность тревожила всё больше, и по мере продвижения вперёд, я только сильнее корил себя в том, что вовремя не отказаться от участия в этом походе, но было уже поздно.

Шедший впереди Дрозд остановился и поднял в знак внимания руку. Спустя несколько секунд до меня донёсся нарастающий гул мотора. Не нужно быть опытным сталкером, вдоль и поперёк исходившим Зону, чтобы понять, что впереди военные.

Такая встреча не сулила ничего хорошего. Ведь официально внутри периметра имеют право находиться лишь учёные, миротворцы и весьма узкий круг лиц с различными разрешениями и лицензиями. Следовательно, любое лицо, встреченное патрулём и не имеющее специального документа, подлежит немедленному аресту. Если к этому прибавить ещё и тот факт, что практически любой здравомыслящий сталкер носит при себе оружие, то одним только административным наказанием дело не ограничится. Поэтому военных стоит избегать.

Я приметил невдалеке густые заросли каких-то кустов, и уже решил было рвануть туда, но увидев, что никто в отряде даже не пошевелился, чтобы спрятаться, остался стоять на месте.

Восьмиколёсный бронетранспортёр, покрытый маскировочной сетью и какими-то металлическими конструкциями, остановился у обочины, повернув к нам грозный ствол своего орудия. На броне сидело несколько человек, одетых в однотипную военную форму с касками и масками противогазов, ещё двое были облачены в массивные тёмно-зелёные экзоскелеты. Я подумал, что наш отряд сразу возьмут на прицел, однако, бойцы патруля больше внимания уделяли  окружающей обстановке, а в нашу сторону смотрело всего трое, как бы невзначай держа в руках чёрные автоматы, направленные на нас.

С камуфлированного бока бронемашины спрыгнул боец и спокойной походкой направился в нашу сторону. Командир Тихий, жестом приказав нам оставаться на местах, зашагал навстречу.

– Сержант Воробченко, сорок восьмой квад Долга. – Отрапортовал Тихий. – Внеплановый рейд.

Военный кивнул, и, повернувшись к своим сослуживцам, махнул рукой. Те немного расслабились, но вертеть головами по сторонам не перестали. Всё же, «воякам» в профессионализме не откажешь.

– Старший лейтенант Губа, миротворческий корпус. Куда направляетесь?

– Наш пост на научной станции возле Рыжего леса подвергся нападению. Выдвигаемся для поддержки.

Командир патруля осмотрел наш отряд, задержав взгляд на мне и Жене. Я невольно поёжился.

–Яйцеголового ещё с собой прихватили, с этим понятно, а этот кто? – Кивнул на меня  старший лейтенант.

– Воспитываем молодое пополнение. – Тихий даже не обернулся. – Обкатываем курсанта в походных условиях.

Патрульный понимающе кивнул, затем вынул из нагрудного кармана небольшой миникомпьютер.

– К Рыжику сейчас напрямую не пройти. Там непролазная стена из «гравиконцентратов». Недавно «вертушку» потеряли в том районе. –  Он пару раз провёл пальцем по сенсорному экрану. – Вам дорога лишь… через Топи или в обход «складов».

– Долбанная Зона! – С шипением выругался Тихий. – На «складах» «окурыши» ошиваются, надолго застрянем там, а в Топи лезть не хочется. Ой, как не хочется…

Последнюю фразу наш командир почти прошептал в бессильной злобе.

– Ладно, дело ваше. Удачи, сержант!

Военный на мгновение небрежно приложил руку к каске и развернулся. Через минуту БТР уже ехал дальше, обдав нас, едва заметным в сумерках, сизым облаком выхлопа.

Тихий медленно, раздумывая по пути, шёл к нам. На его уставшем лице легко угадывалось раздражение.

– Что сучилось, командир? – Приглушённый из-за шлема экзоскелета голос Сима нарушил недолгую и напряжённую тишину.

– Хрен знает что… Так, для начала до привала доберёмся, нам так и так туда надо. Там и обсудим всё.

Отряд двинулся в путь. Я хотел было расспросить Женю по поводу непонятных мне вещей, вроде «складов», «окурышей» и прочих неясностей, но тревожный голос в наушнике заставил отложить вопросы на неопределённое время.

– Движение в «зелёнке» на два часа! – Не успевший отойти от нас далеко Дрозд, резко привстал на одно колено, выцеливая кусты справа.

В ту же сторону быстро повернулся длинный ствол пулемёта бойца в экзоскелете. Насторожился и я, застыв на месте. Медленно, стараясь унять сильное сердцебиение, прижал приклад автомата к правому плечу и направил оружие на кусты.

– Сим, «зелёнку» в прицел. Тёма, сместись вправо, держи фланг. Э, Шкет, со своей пукалкой прикрываешь учёного.

Шкет? Это я, что ли? Совсем немного времени мне понадобилось для осознания того факта, что только что получил прозвище. Немного обидно, но с командиром сейчас спорить было глупо.

Бойцы быстро сняли лишний груз, покидав рюкзаки прямо на землю, и рассредоточились, образуя полукруг. Все готовы были стрелять при малейшем движении в кустах, однако, оттуда не доносилось ни звука. Ожидание длилось довольно долго.

– Командир, может гранату туда? – В ухе пробасил скучающий голос сталкера в экзоскелете. – Ну, или очередью садануть, а?

Тихому не пришлось раздумывать над ответом. За кустами раздался хриплый рёв, с призвуками то ли хлюпанья, то ли чавканья. Проламывая толстые ветки, на открытое место выполз человек… Вернее, я сначала принял это существо за человека, потом уже смог разглядеть расплывающиеся в сумерках подробности в виде противогаза без фильтра с закопчёнными или выбитыми стёклами, затёкшие гноем огромные порезы на спине и руках, обрывки одежды, лохмотьями волочившиеся за телом.

– Снорк!

Сим резко поднял свой пулемёт, прицелился, и мгновение спустя округу оглушила очередь из трёх выстрелов. Мне показалось, что по груди ударили кувалдой, выбив весь воздух из лёгких. Уши заложило так, что после стрельбы я слышал лишь звон где-то внутри головы.

Словно в немом кино я видел, как к распластавшемуся на земле чудовищу осторожно подошёл боец Тёма и выстрелил в неподвижную тушу. Через секунду на него накинулся ещё один снорк, скрывавшийся всё это время за кустами, но человек в красно-чёрном комбинезоне, упав на спину, проворно уклонился от атаки, и высадил длинную очередь в брюхо ещё летевшего мутанта. И всё это без единого звука. Женя мне что-то кричал, делая какие-то знаки рукой, как будто пытаясь забить ладонью гвоздь, но поняв, что я его не понимаю и не слышу, зачем-то лёг на землю, не переставая смотреть на меня. Пришлось последовать его примеру. Перед тем, как накрыть голову руками, я краем глаза уловил момент, когда Сим мощными рывками кидал что-то в сторону кустов.

Я сильно опасался за свои барабанные перепонки, которые вполне могли повредиться при выстрелах из крупнокалиберного пулемёта, ведь сталкер в экзоскелете стоял совсем рядом со мной. Однако слух постепенно возвращался ко мне. Сначала сквозь постоянный звон в голове начал пробиваться крик Жени и командира, потом отдельные слова обычного разговора. Молодой учёный жестами, видимо устал кричать, дал мне понять, что всё пройдёт через несколько часов, и это приподняло мне настроение.

– В следующий раз открывай рот во время стрельбы и вообще, не стой рядом, – шутливым тоном порекомендовал мне командир, и подбадривающее похлопав по плечу, помог подняться с земли.

Разобрав рюкзаки, мы прежним строем двинулись дальше. По словам Жени, до заброшенного хутора, где нам предстояло провести ночь, осталось не так много.

Сумерки, тем временем, сгустились на столько, что было затруднительно разглядеть что-либо уже на расстоянии десяти метров. По сути, наступила ночь. Степень опасности возросла, и Тихий приказал повысить бдительность. Сим сменил Дрозда в авангарде, так как в его экзоскелете есть прибор ночного видения.

– Смотри! Видишь БТР впереди? – Женя толкнул меня в бок, указывая на сгусток темноты впереди. – Обрати внимание на него, когда будем проходить мимо.

К бронетранспортёру подошли через несколько минут, и у меня появилась возможность хорошо, насколько это позволил тусклый свет фонарика учёного, рассмотреть покрытый во множестве мест следами коррозии остов некогда грозной машины. Она лежала на днище в виду полного отсутствия колёс, а её помятая башня была повёрнута в противоположную от нас сторону. Посередине корпуса тёмными наростами мха выделялась приличных размеров вмятина. Ещё больше впечатлила задняя часть броневика, которая была просто сплюснута сверху, как кончик тюбика зубной пасты. Складывалось такое ощущение, что в этот БТР с большой скоростью врезался бетонобойный таран, а сверху после этого проехался ещё и танк.

– Кто это его так?

– Говорят, год назад патруль военных тут на псевдогиганта напоролась, он «бэтэр» и помял. Разозлили его «вояки», видать. – Ответил за Женю Тёма.

– Ага, и что бы его усмирить, пригнали танк с ближайшей заставы, – дополнил учёный.

– А потом ещё дали залп из «градов».

Ехидная шутка Сима, прозвучавшая в тон слов Жени, вызвала сдержанные смешки в группе.

– Ну и напоследок сбросили тактический ядерный заряд.

Это было последней каплей, и смех уже стал громким.

– А ну отставить шутки острить! – Строгий голос командира заставил всех посерьезнеть. – Смотрим внимательно, и не шумим. Псевдогиганта, кстати, из РПГ свалили. Противотанковой гранатой.

Я, конечно, кое-что слышал об этих довольно больших и опасных мутантах, но представить, что БТР со своей автоматической пушкой нешуточного калибра и бронёй не смог противостоять натиску взбешённого монстра, было не в силах моей фантазии. Каких только чудовищ не породила Зона.

Темнота незаметно обступила нас со всех сторон и идти было очень тяжело. Командир разрешал пользоваться фонарями только на минимальном значении регулятора яркости и с насадками, сужающими луч. Женя сказал, что это нужно для того, что бы освещаемые предметы не бликовали в темноте и отряд тем самым сохранял светомаскировку. Только Сим со своим прибором ночного видения мог чётко различать дорогу и вести нас в правильном направлении.

Я уже начинал беспокоится по поводу того, что идти в темноте придётся ещё долго, как командир приказал Тёме и Дрозду сходить на разведку в деревню, а остальным сбавить темп до лёгкого шага.

То, что мы подошли к месту своей ночёвки я понял сразу, вот только осмотреть его не получалось. В слабом свете фонаря, который держал в руках Женя, можно было лишь отличать отдельные строения и густую растительность у основания стен.

– Тебе уже приходилось бывать тут? – Настороженно спросил я учёного. – Жуткое место...

– Да не дрейфь ты. Вон, Дрозд дал знак, что всё в порядке, так что опасаться пока нечего.

– Пока?

Мурашки проводили военные манёвры на моей спине от этого места. Казалось, стоило кому-нибудь из отряда сейчас хлопнуть в ладони, и по моим дрожащим коленкам потекли бы тёплые струйки.

– Ну к ночи могут наведаться собаки или те же снорки. Парочку мы сегодня уже ухлопали. Если будем соблюдать элементарные меры предосторожности, то всё будет в порядке. По периметру поставят сигнальные растяжки и детекторы движения, ночевать будем на чердаке. туда зверьё не заберётся. – Женя подвёл меня к лестнице, ведущей на чердак какого-то кирпичного дома, – Залезай давай.

Я ухватился за деревянные перекладины и взобрался на верх, где меня поджидал Дрозд. С его помощью мне удалось протиснуться в узкий проход чердака. Снять рюкзак на лестнице не было возможности, а сделать это перед тем, как лезть наверх, я не догадался.

На чердаке уже было можно включить фонари на полную яркость и стало непривычно светло. Проморгавшись, я осмотрел помещение, где нам предстояло провести эту ночь. Вдоль покатой крыши тянулась вереница из нескольких пенопластовых плит, укутанных пыльным полиэтиленом. С противоположной стороны, прикреплённый к стропилам, висел порванный гамак. Рядом с ним обломками кирпича было выложено нечто, напоминающее печку, однако толком рассмотреть это сооружение я не успел. К этому моменту, весь отряд уже был на чердаке и командир дал нам пять минут, что бы разобрать матрасы и обустроить место ночёвки.

Я с огромным удовольствием скинул с онемевших плеч тяжеленный рюкзак и принялся разминать затёкшие мышцы. Другие бойцы были заняты тем же. Всё же, не такие они железные, как мне показалось ранее. Ободрённый этим фактом, я помог Тёме протереть плёнку, защищающую пенопластовые лежаки от сырости и насекомых, и смёл в угол листья, занесённые сюда ветром через открытое слуховое окно. Оно, кстати сказать, сразу же было закрыто широкой доской, что бы не было сквозняка.

Пока мы занимались "хозяйственными делами", Сим приволок откуда-то походную газовую плитку и небольшой пузатый красный баллон с надписью "пропан". Женя пояснил, что всё это хранится в подвале дома в специальном тайнике, и любой квад Долга, остановившийся здесь на ночлег, может пользоваться его содержимым. Я тактично не стал расспрашивать своего приятеля о том, что там ещё может лежать. Всё же, я новичок в группировке, и вряд ли меня будут посвящать в подобные тайны.

Настало время ужина. Все, кроме Дрозда, которому выпало дежурство на ближайшие два часа, принялись копошиться в своих рюкзаках в поисках провианта. На решётку газовой плитки, под которой уже весело подпрыгивало синее пламя горелки, ставились открытые консервные банки. Женя сорвал бумажную этикетку со своей жестянки, ловкими движения вскрыл её ножом и пристроил тушёнку рядом с другими, оставив место и для моей. Однако я, на удивление остальных, отказался от подогревания ужина и не без гордости извлёк из рюкзак

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

– А как же второй сталкер?– К сожалению не дошёл. Говорят, от потери крови умер по пути...не удержался...

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

охренеть,зачем чуваку такую подставу то делать? хоть он и долговец...жду развития событий...читаю с самой первой части...очень интересно

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

прочитал все главы за 1 вечер=) зарегался чтобы сказать спасибо автору=)_

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Крутой рассказ!!!Когда новая часть выйдет, а то читать нечего?!

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

спасибо) продолжение выйдет к концу этой недели, скорее всего)

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Из-за чего же все хотят его грохнуть? Будет ли раскрыта история с ПДА, а также смертью Сома.

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

не так быстро))) осталось-то, по сути, всего 2-3 части)

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

продолжение выйдет довольно скоро. решил кое-что добавить. думаю, так будет лучше)

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас