den-ssdd

Желание. Часть 12-2

7 сообщений в этой теме

Желание. Часть 12-2

Продолжение двенадцатой части

Я дрогнул, когда голова внезапно склонилась набок и искривила рот в оскале, обнажив коричневые пеньки разваливающихся зубов.

– Приехали, блин, к тёте Клаве в гости… – Тёма присел, чтобы лучше рассмотреть голову. – Похоже, затянуло в трясину. Причём, давно, ил уже осел.

– Отойди-ка. – Тихий коснулся плеча бойца и щёлкнул предохранителем своего автомата. – Знали, куда шли, так что нечего теперь ныть.

– Это... что, зомби?! – Унимая дрожь в голосе, спросил я командира.

Вместо того чтобы ответить, тот прицелился и выстрелил. Казалось, всплеск воды звучал громче неожиданно тихого хлопка, похожего на звук резко закрытой толстой книги. Волны от фонтана, поднятого пулей, не помешали мне увидеть тёмное отверстие во лбу мертвеца. Зомби так и застыл с туповатой улыбкой на синюшном лице, перед которым, словно дымок, расплывалось что-то тёмное, видимо, кровь.

– Нет, пля, герой кельтского эпоса. – Тихий скосил раздражённый взгляд на Женю.

Тот поспешно снял свой ранец, из которого несколькими секундами позже извлёк те самые оранжевые коробочки, что учёный взял с собой с базы Долга.

– Что это? – Я старательно тёр внезапно вспотевшие ладони о грязные штанины.

– «Антизомбин». – Женя вручил мне в руки лёгкий пластиковый контейнер. – Ну, он по другому называется, конечно, но полное его название тебе ни о чём не скажет.

Я осторожно отщёлкнул замок и открыл крышку. В коробочке лежало что-то похожее на ошейник. Действительно, «антизомбин» представлял собой чёрный поясок, одеваемый на шею. На нём был прикреплён небольшой прибор размером со спичечный коробок с оранжевой кнопкой на боку и со спиралькой тонкого провода, оканчивающимся хитро изогнутым наушником.

– Одень его так, чтобы вот эта штука, – Женя показал мне на прибор, – сидела точно на позвонках. Смотри, чтоб набок не сползла или совсем не отвалилась. Эти штуковины собираются из деталей вышедшего из строя научного оборудования, конструкция в целом хорошо отработана, крепление только хиленькое, можно сказать, резинка от трусов. Денег хотя бы на мелкосерийное производство никто выделять не хочет – у Института, видите ли, есть более приоритетные проекты для финансирования, так что на подобные штуки средств не дают, хотя они спасли уже немало жизней. Мы вынуждены продавать их сталкерам по себестоимости или использовать самим для своей же безопасности. Так вот, прибор будет пищать и вибрировать каждые две минуты. Это значит, что тебе надо нажать вот эту кнопку на боку. Забудешь это сделать, и ещё через полминуты получишь лёгкий удар электрическим током. Если не почувствовал ни того ни другого и никак не среагировал, значит твоё сознание уже подчинилось контролёру и в организме начались необратимые процессы. До их перехода в основную деструктивную стадию в твой спинной мозг будет впрыснут нейроблокатор.

– Останется только выстрелить тебе в голову, чтоб окончательно обезвредить. – Шлем экзоскелета на голове Сима мешал мне видеть лицо долговца, но я был уверен, что тот недобро ухмыляется.

Сначала я подумал, что это такая шутка, которой каждый раз разыгрывают новичка в отряде. Но серьёзные лица бойцов как-то не располагали к юмору.

– Это ещё «гуманно». – Тёма первым нацепил на себя «антизомбин», и теперь, как мне показалось, смаковал мою нерешительность. – У первых моделей вместо этой самой нейрофигни вообще был взрывной заряд направленного действия. Только от этой «секиры» могли пострадать окружающие, поэтому сделали эту хрень.

Женя закивал.

– Увы, это необходимо. Вещество надёжно разрушает нервные каналы, идущие от головы к телу через спинной мозг, тем самым новоявленный зомби не в силах сделать и шага. Ты даже не представляешь, сколько отрядов погибало в Зоне из-за того, что контролёр «брал в оборот» одного из сталкеров, и тот, лишившись рассудка, просто расстреливал своих недавних товарищей в спины.

– Этот утопленник – Тихий кивнул в сторону застывшей в воде головы – утонул еще, будучи человеком, и вскоре был оживлён контролёром. Они любят болотистые места и заброшенные строения, поэтому было принято решение прихватить с собой эти ошейники.

– Да не оживил его никто! Это псевдонаучные домыслы! Процесс частичной регенерации…

– Да-да. – Тихий уже закрепил свой «антизомбин» на шее, и скорченной гримасой на лице дал понять Жене, что его научные разговоры тут никому не интересны.

– А защиты от него нет? – Я уже понял, что отказаться от ношения этого неприятного устройства не получится, и в моём голосе отчётливо слышался страх. – Получается, это только способ избавиться от… меня, а не защитить от воздействия контроллёра!

– Именно защиты пока нет. – С сожалением ответил учёный. – В лаборатории, где ведутся работы в этом направлении, постоянно синтезируют какие-то препараты или конструируют всяческие защитные шлемы, но толку от этого всего нет. Возможно, через полгода или год что-то и получится из всего этого. Спрос, сам понимаешь, огромный, а предложить пока нечего.

Я насупился и с неохотой застегнул ремешок на шее. Наушник удобно закрепился на левом ухе мягким резиновым ободком. Его излучатель находился неподалёку от входа в слуховой канал и не мешал прохождению окружающих звуков, что в Зоне очень важно. Хватит с меня и гарнитуры рации, в которой постоянно кто-то что-то говорил.

– Ты только не забудь кнопку нажимать вовремя. – Женя немного поколдовал с моим прибором, после чего в наушнике раздался отчётливо слышный, но негромкий писк, а сзади шеи что-то ощутимо завибрировало. – Так нормально? Запомни: каждые две минуты. До электрического разряда дело лучше не доводить. Он, конечно, несильный, но довольно неприятный.

– Как-то не хочется мне мертвяком становиться…

Меня передёрнуло от мысли, что при фатальном стечении обстоятельств, я буду вечно скитаться по Топям, меся болотную жижу медленно гниющими ногами.

– Зомби. – Поправил меня учёный. – Для того, чтобы стать мертвяком, тебе сначала надо умереть.

– А разве есть разница? По мне, так что зомби, что мертвяк – одно и то же.

– Разница на самом деле есть, но об этом позже расскажу. Всё запомнил на счёт кнопки? Давай шустрее, сержант злой сегодня.

– По-моему, он всегда такой. – Пробубнил я так, чтоб стоящий неподалёку командир ничего не услышал.

Тихий удостоверился, что все надели «антизомбин», пальцами проверил крепление своего ошейника и махнул рукой.

– Всё, привал окончен. Шкет, в твоих услугах больше не нуждаемся, будешь идти вместе с учёным, прикроешь его, если что, но в заварушку не лезь. И без лишнего базара в пути! Сим, тебе особое партийное: включи у себя ноктовизор на один глаз. Нежить, конечно, не увидишь, холодные они, а вот всякую другую живность спалишь. Нам сейчас только снорков не хватает для полных штанов. Дрозд со сканером впереди, остальные по флангам. Маршрут движения прежний. Боевая готовность повышенная. Стрелять только на поражение, боезапас экономить. Если нарвёмся на зомби – тактика стандартная. Единственное, учитывайте, что с нами «дети». Двинули. Надо выбраться из Топей, пока комары не появились.

Озабоченность командира в такой обстановке комарами, а не мутантами, почему-то развеселила Дрозда, и он, тихонько насвистывая какую-то мелодию, побрёл вперёд.

Без мешочка с болтами я чувствовал себя неуютно. Рука то и дело порывалась кинуть что-нибудь под ноги, перед тем, как сделать шаг – Зона быстро учит быть осторожным.

Ощущение усталости нарастало всё больше и больше. За несколько дней, проведённых в Зоне, я настолько вымотался, что сейчас уже не представлял, как вытерплю ещё как минимум сутки. Мои глаза то и дело косились в сторону сержанта, ожидая от него какого-либо сигнала, но, естественно, его не поступало. Пока я находился посреди отряда, о скрытном уходе не могло быть и речи. Даже если мне удастся незаметно скрыться в тумане, почти сразу же мою пропажу обнаружат, а отыскать в болоте неопытного человека знающему сталкеру не составит особого труда. После объединения группы Женя всегда держался рядом со мной. Вряд ли стоило посвящать его и других участников рейда в наши с командиром тайны. С одной стороны группа Тихого была свита Зоной в прочный канат, где каждая нить поддерживала соседнюю, и бойцы наверняка поняли бы поступок сержанта, решившего нарушить откровенно странный приказ Воронина и спасти молодого паренька. Но с другой стороны – это риск, на который способен пойти не каждый. Встанет выбор: либо проявить человечность и выручить, в общем-то, незнакомого Шкета, либо быть до конца верным присяге и исполнить приговор, заочно вынесенный новобранцу командованием. Мне не хотелось ставить долговцев перед этой дилеммой, да и командир, скорее всего, также не имел такого желания, раз решил поговорить со мной втайне от остальных. Всё же, хороший он мужик, несмотря на то, что с виду грубый и злой. Проникся моим положением, придумал план «спасения», пока я спал, и вообще, чувствовалось, что его отношение ко мне не такое безразличное, как может показаться постороннему наблюдателю. А ведь вначале моё мнение о нём было, мягко говоря, плохим.

Теория относительности снова дала о себе знать, но уже с обратной стороны – время шло незаметно. По словам сержанта, который постоянно сверял наш путь с картой в своём ПДА, за чуть более чем два часа мы преодолели около трёх километров и вот-вот должны были подойти к Мёртвому островку. Туман ничуть не рассеялся с момента нашего выхода из хутора, что несколько раздражало участников похода. Для меня, однако, всё это было ново, и я пока не придавал особого значения беспокойству остальных. К тому же, ни мошкары, ни комаров не было, чего я несколько опасался на подступах к Топям. Насекомые могли сильно усложнить и без того трудную дорогу, но то ли туман, то ли некая аномальная энергетика не давали им выползти из своих убежищ.

Мёртвый островок представлял собой довольно большой участок суши, окружённый со всех сторон болотом. Обросшие камышовыми зарослями берега, казалось, были неприступными, однако, Дрозд нашёл в них узкий, но удобный проход, и уже через минуту мы развалились на непривычно твёрдой земле, с наслаждением растянув натруженные и грязные ноги. Мой ненавистный, не в меру тяжёлый рюкзак был скинут практически сразу, как появилась возможность. Мне не хотелось ни пить, ни есть, только бы лежать вот так – положив голову на руки, ничего не делать, никуда не идти и никого не слышать.

– Привал на полчаса. Тёма и Дрозд в охранение, сменитесь через пятнадцать минут. – Командир слил чёрную воду из своей обуви и поставил её возле себя, после чего принялся стягивать мокрые носки. – Остальным, молча балдеть.

Я по-прежнему лежал и не шевелился. Постепенно дыхание выровнялось, а ощущение в ногах сменилось с онемения на приятную усталость. Сопротивляться сильному желанию закрыть глаза и уснуть мне помогал страх забыться и не нажать вовремя кнопку на ошейнике. Вот же, зараза, и не подремлешь теперь! Конечно, электрический разряд наверняка разбудил бы меня, но рисковать как-то не хотелось. Кто его знает, вдруг именно мой прибор один из всей партии окажется бракованным, и что-то там внутри не сработает как должно. Электрический разрядник откажет, и смертоносная эмульсия проникнет в мой спящий организм. А что, если мой «антизомбин» действительно неисправен? Командир каким-то образом специально сделал так, что мне достался именно такой ошейник, который без всякого предупреждения сожжёт мои нервы, или, что там он делает, и я тихо умру. Весьма удобно получается – официально новобранец погибает от неисправного прибора, что, в принципе, время от времени случается, Тихий и Воронин чисты, задание неизвестных нанимателей выполнено. Блин, бред какой-то, так и до шизофрении недалеко…

Чтобы увеличить свои шансы в борьбе с чарами Морфея и выветрить из сонной головы дурные мысли, мне пришлось сесть и хоть чем-нибудь заняться.

Пока я возился с мокрой обувью, стараясь выковырять из китайских берцев сгустки болотного ила, учёный взял у Тёмы какой-то тубус. Как вскоре выяснилось, это был походный термос, из которого Женя быстро разлил по одноразовым стаканчикам горячий и сладкий чай. Кто-то из группы поворчал, что лучше бы уж это был наваристый борщ, но, по-моему, в столь негостеприимных условиях Топей и это угощение было царским.

Тепло от напитка медленно, но верно согревало тело. Сонливость снова начала штурм моего сознания, как это уже было в домике Отца Диодора. Наверняка я не понадоблюсь командиру в ближайшее время. Часовой из меня никудышный, и еду, вроде как, готовить не надо. К тому же, сержант получил вчера приказ шлёпнуть меня, а убить спящего проще всего. Невелика беда – одним придурком больше, одним меньше. К чёрту всё это. Я так устал, что все вокруг могут подождать несколько минут… всего пару минуток… маленьких таких, коротеньких минуточек...

Пулемётная очередь, прогрохотавшая где-то совсем рядом, лишь попыталась выдернуть меня из липкой тины дремоты. Да ну их! В ворон стреляют, блин, спать не дают… Снова выстрелы, уже с другой стороны. Чьи-то далёкие крики. Назойливый писк комара где-то возле самого уха. Выползли-таки, гады!

Сильный удар по спине почти окончательно привёл меня в сознание. Только лишь ощущалась непонятная тяжесть в затылке и тупая боль где-то в глубине черепа.

– Шкет, пля, какого хрена разлёгся?! – Дрозд стоял рядом и зло смотрел на меня. – Что, не слышишь, сопляк?!

Дальнейшие его слова прервала оглушительная очередь из большого пулемёта Сима. Долговец в экзоскелете, прижав массивный приклад своего грозного оружия к плечу, смотрел в оптический прицел и методично обстреливал кого-то или что-то. Уши слегка заложило, но не так сильно, как это было накануне вечером.

Я попытался встать, но ноги плохо слушались меня, а руки беспомощно разъезжались по мокрой траве в стороны, не в силах удержать вмиг потяжелевшее тело.

– Ё-ё-ё!.. – Выражение лица бойца мгновенно приобрело взволнованный, и даже испуганный вид. Он присел, вглядываясь в мои глаза. – Сколько пальцев видишь?

Пока мой ватный мозг соображал, чего же хочет от меня Дрозд, долговец что-то пробубнил в микрофон и достал из нагрудного кармашка разгрузки зелёный шприц. Его палец при этом лежал на спусковом крючке автомата, чей толстый ствол был направлен в мой живот. Укола в шею я не почувствовал, и всего несколько секунд спустя ко мне снова вернулась острота ощущения окружающего мира. Контуры предметов вновь стали чёткими, звуки звонкими, а слова понятными. Как раз в этот самый момент что-то больно укололо меня в затылок, а тело пронзила лёгкая судорога от удара электрического тока. Я с ужасом понял, что тот самый писк, что принял за комариный во время своей полубессознательной дрёмы, издавал «антизомбин», и теперь осталось совсем немного времени до инъекции нейроблокатора! Непослушный палец судорожно нащупал выпуклую кнопку прибора и нажал на неё.

– Нормалёк! Я уж подумал, ты в штаны со страху наложил или храпишь бессовестно. – Дрозд помахал перед моим лицом ладонью, и, убедившись, что я, наконец, начал реагировать на его движения, доложил командиру: – Тихий, Шкет в норме.

Я сидел ещё пару секунд, соображая, что же, в конце концов, произошло, а потом сделал попытку встать, Дрозд помог мне подняться. Он сунул в одну мою руку лямки рюкзака, в другую перепачканный грязью шест, затем указал направление, где находился Женя. Сам долговец, проводив меня взглядом, с оружием наизготовку медленно двинулся в сторону стреляющего Сима.

Учёный нашёлся не сразу. Он лежал на мятом тростнике пологого склона берега, внизу которого уже начиналось болото, а вверху высилось несколько поросших густым мхом кочек. Женя высунул голову между ними и с интересом смотрел в ту сторону, куда летели трассеры пулемёта.

– Рад, что ты цел! – Женя с улыбкой хлопнул меня по спине, когда я улёгся рядом с ним. – Дрозд передал, тебя контроллёр слегка зацепил. Нервную систему, видимо, пытался диссоциациировать. Сонливость, абстрагирование от происходящего, боль в голове, да? Фигня, «энатрапил» лошадь на ноги поднимет!

Я сделал вид, что понял последние слова учёного.

– А что тут происходит-то?

– Сержант зомби засёк, ну и понеслось…

Слушая Женю, я воткнул на место наушник гарнитуры рации, который выпал из уха.

– Командир, чисто вроде. – Сим закончил стрелять. – Ни черта не видно только, четверть боекомплекта в молоко! Эх, разведать бы...

– Не надо, контрик по-любому зашкерился уже. Да и плевать на него, нам в другую сторону идти. – Голос сержанта звучал по обыкновению твёрдо и спокойно. – Трупаков паси, и пульки экономь, иначе на «Дальнем» будешь соплями стрелять. Малышня, что там у вас?

Я вопросительно посмотрел на Женю, но тот лишь неопределённо поджал губы.

– В порядке мы. Учёный со мной.

– А сам как? Голова, небось, трещит, а? Хотя, чему там трещать мне пока непонятно.

– Да вроде нормально...

– Чтоб я ещё раз с этими недоразумениями Зоны связался!.. Ладно, сидите на месте, если что, отходите к Тёме по краю острова. Там пока спокойно.

– Есть! – По-военному ответил я, стараясь не выдать голосом лёгкую усмешку, вызванную очередным ругательством командира в наш с Женей адрес.

Это самое «если что» наступило неожиданно быстро, ещё до того, как учёный успел закончить рассказ о пропущенных мной событиях. Глухие хлопки нарушили установившуюся тишину. Стреляли не жалея патронов, будто делали это не для того, чтобы в кого-то попасть, а просто так – забавы ради. Я осторожно выглянул из-за кочки и высмотрел в тумане медленно бредущий человеческий силуэт с вытянутой вперёд рукой. Хлопки на мгновение запаздывали от неярких желтоватых вспышек пистолетных выстрелов.

– Не знал, что мертвяки умеют стрелять.

– Да не мертвяк это, а зомби, хотя, разницы в принципе нет. А стрелять, как видишь, они умеют. Моторные функции и мышечная память остаются на некоторое время, но потом неизбежно деградируют вместе со всем организмом.

– Гниют на ходу? – Я скривил губы от отвращения.

– Ну… что-то в этом роде. Помнишь, я говорил о том, что мертвяков никто не воскрешает? Так вот, немецкая научная экспедиция, осевшая в прошлом году на Агропроме, открыла процесс частичной регенерации, когда уже отмершие клетки вновь начинали жизнедеятельность, только несколько иную, чем обычно. До сих пор, несмотря на многочисленные эксперименты, ничего не известно о том, каким же образом мёртвое тело человека или животного может «воскреснуть».

– Погоди, погоди, ты сказал «животного»? – Я сделал акцент на последнем слове. – То есть, зомби… э-э-э, мертвяки могут быть и человеческими и звериными, так что ли? Блин, не хотелось бы мне встретиться с зомби-кровососом!

– Не совсем… Хм... Понимаешь, Зона – это огромная экосистема, большей своей частью основанная на пока ещё неведомых нам энергетических и информационных полях. Всё, что ты видишь вокруг – аномалии, мутанты, артефакты, зомби – всё это родилось здесь и естественно для этого места. Только мы, люди, чужды этому миру, как африканский туземец на северном полюсе. Многие учёные, да и я тоже, считают, что аномальная энергетика Зоны стремится переделать нас, сделать частью себя.

Не прерывая рассказ, учёный наблюдал за стреляющим зомби. Стрелок из того был тот ещё – все пули уходили куда-то в небо. Мертвеца ничуть это не заботило, он даже не заметил, что патроны в магазине скоро закончились, и его пистолет тихо щёлкал бойком, по-прежнему выпуская пули, но уже только в воображении зомби, если тот вообще мог что-то воображать. Неожиданно голова мертвеца запрокинулась назад, и его тело мешком повалилось на землю. Одиночного выстрела бесшумного оружия командира я не расслышал.

– Ну, вот представь, – увлечённо продолжал Женя, – что на зимовье лесников набрёл потерявшийся волчонок. У людей два варианта: либо приручить дикого зверя, пытаясь выбить из него инстинкты хищника, либо, если не получится первый вариант, убить. Так и Зона. Для неё человек естественен только в мёртвом для нашего понимания состоянии – или зомби, или мертвяк. С научной точки зрения это разные понятия, но многие сталкеры ошибочно путают их между собой или вообще обобщают в одно целое, как ты. Зомби представляет собой человека, попавшего под сильное ментальное воздействие контролёра или угодившего в очаг пси-излучения. Сознание быстро угнетается и личность превращается в особь прямоходящего человекоподобного существа. Понимаешь? То есть, человек, вернее, бывший человек, теряет возможность мыслить и принимать самостоятельные решения. У него остаются только примитивные рефлексы и остаточные моторные функции, которые не распространяются на внутренние органы, и они перестают работать. Организм умирает в физиологическом плане, но некая сила или энергия не даёт полностью истлеть тканям.

Учёный будто выступал перед аудиторией аспирантов, приглашённых в их Центр на стажировку. Я не в полной мере понимал то, о чём он говорил, но слушал его с интересом. Где ещё мне представится такая возможность узнать что-то подобное?

– То же неведомое поле, – продолжил парень после короткой паузы, вызванной необходимостью нажать кнопку на «антизомбине» и поправить немного съехавший набок ошейник, – вызывает частичную регенерацию тканей у уже мёртвых существ, чуждых экосистеме Зоны. Это может быть труп человека или какого-нибудь животного из-за пределов периметра. Мертвец «оживает» за несколько часов или дней, в зависимости от интенсивности излучения. Это уже мертвяк, или, как ещё называют этих уродцев, мерк. Как правило, он выглядит страшнее зомби, так как его организм был подвержен гниению ещё до инициации процесса регенерации, поэтому физические возможности мерка несколько хуже, чем у зомбированного – он плохо стреляет, медленно двигается и так далее. Но и тем и другим нипочём серьёзные раны и потеря конечностей. Из-за полной деградации нервной системы боли они не чувствуют, а так же не испытывают страх, душевные муки и угрызения совести. – Учёный улыбнулся. – Им не страшна потеря крови, которая у них есть, но уже не исполняет никаких функций. Атрофированные лёгкие, больше не испытывающие нужду в кислороде, и используются только для извлечения гортанных звуков или обрывков слов.

– Да уж, серьёзный противник… – Только и смог произнести я.

Рассказ Жени произвёл на меня должное впечатление. Я и раньше думал, что от зомби не стоит ожидать чего-то доброго, но считал их менее опасными порождениями Зоны, чем, скажем, кровососы или снорки. Но после информативной лекции молодого кандидата наук моё мнение несколько изменилось. Похоже, если расспросить у учёного про мелких грызунов, вроде крыс или тушканов, то и они в реальности окажутся куда страшнее и кровожаднее, чем я себе представляю.

– Если нежитью управляет контролёр, то да, стоит опасаться, ведь убить такого противника можно только сильно повредив его мозг, а в экстремальных условиях боя это непросто. Но чаще зомби и мертвяки бродят сами по себе, обычно в том же районе, где подверглись пси-излучению или ментальному воздействию, они не организованы и их легко перестрелять, или просто обойти стороной.

В этот момент раздался едва слышный щелчок со стороны позиции командира. Несмотря на завесу тумана, мне было хорошо видно его позицию, которая расположилась за широкой кочкой, поросшей высоким тростником. Рядом с сержантом едва угадывались контуры снайперской винтовки, обмотанной разноцветными тряпками для маскировки. Тихий держал в руках автомат, направленный в сторону островка, и время от времени давал какие-то знаки Симу, который укрывался неподалёку.

– И долго мы тут сидеть будем? – Шёпотом спросил я Женю.

– Что, не терпится снова грязь месить? Хе, успеешь ещё. Думаю, скоро двинемся, вряд ли командир собирается тут до обеда торчать.

В принципе, я был не против дополнительного отдыха. Конечно, влажный склон на краю островка был не идеальным местом для оного, но, учитывая обстоятельства, и этого было достаточно. Удобно улечься, положив голову на рюкзак, мне всё же не дал недовольный голос в наушнике гарнитуры.

– Опять прут, трое уже, а за ними ещё, не видно только сколько. Грёбаный туман!..

Судя по переговорам долговцев, ситуация осложнялась с каждой минутой. Тёма заметил большую группу зомби, огибающую остров с фланга, о чём сразу же доложил Тихому. Буквально через мгновение уже Сим сообщил о десятке мертвецов с другой стороны. Все эти манёвры походили на какой-то хитроумный план зомби, вот только как-то не верилось мне в их полководческий талант. Всё казалось слишком организованным, и я поделился своими мыслями с учёным.

– Да ясно же всё, – ответил он, вжимаясь в землю, – там где-то контроллёр прячется.

– Тогда почему бы ему нас самих в зомби не превратить?

– А тебе этого так хочется?!

Учёный с недоумением посмотрел на меня, потом, видимо вспомнив, что я, по сути, ничего не знаю про Зону, начал пояснять:

– Для этого контролёру нужно подойти на довольно близкое расстояние, что ему, естественно, никто сделать не даст. А издали он может либо попытаться диссоциациировать нервную систему жертвы, как это было с тобой несколько минут назад, либо воздействовать на вестибулярный аппарат и на мозжечок, что приводит к нарушению координации человека и даже к потере сознания. – Женя сделал небольшую паузу, чтобы смочить горло парой глотков воды из фляги. – К сожалению, лишь «антизомбин» может служить защитой от всего этого, да и то, как ты уже понял, защищается не жертва, а окружающие её люди…

В этот момент с другой стороны острова раздались множественные выстрелы. На фоне трескучих автоматных очередей довольно отчётливо слышалось басовитое уханье ружья или винтовки. Практически сразу же замолкший было радиоэфир заполнился короткими переговорами долговцев.

– Сима, на три часа кучка зомби, покроши их, будь добр. Я на перезарядке.

– Угу.

– Блин, ну оставь мне хоть одного! – Возмущённый голос Тёмы в наушнике моей гарнитуры закончился лязгом затвора.

– Хе-хе-хе-хеее, все мои, все!

– Фу таким жадным быть!

– Нефёдов, отставить юмор! Не время сейчас, вон, ещё прут. Прикрой лучше меня, я позицию сменю.

– Есть, командир!

Поначалу каждая очередь заставляла меня вжиматься в землю, из опасения поймать шальную пулю, однако, очень быстро я привык к этому тиру. Других ассоциаций у меня попросту не возникло. Зомби с разномастным оружием в руках по одному или небольшими группами бездумно выходили на открытые места, чем пользовались долговцы, одиночными прицельными выстрелами или экономными короткими очередями «помножая на ноль» ходячих мертвецов. Хотелось и самому принять участие в этой пальбе, но командир приказал мне стеречь учёного и не ввязываться в заварушку, если она случится. Поэтому я просто лежал на склоне, сжимал в руках свой автомат и с интересом наблюдал за слаженными действиями опытных бойцов Долга.

Вскоре стрельба прекратилась. Дрозд доложил, что зомби отходят назад и вести по ним огонь уже не представляется возможным из-за плохой видимости. Дальность обзора не превышала тридцати-сорока метров.

– Похоже, кончились.

– Вряд ли, мы всего полтора десятка ухлопали. – Не согласился с Дроздом сержант. – Сидим четыре минуты, потом ноги на плечи и в темпе уходим с острова. И без того уже задержались тут порядком. Что с бк?

Бойцы поочерёдно доложили командиру о потраченных боеприпасах. Выяснилось, что было израсходовано не так уж и много патронов, так как били прицельно и в основном одиночными выстрелами. Отличился только Сим, опустошивший наполовину один из коробов с пулемётной лентой к своему «Корду». Сержант в очередной раз пригрозил бойцу, что тот на «Дальнем» от мутантов будет отстреливаться уже упомянутыми ранее соплями, на что боец лишь хмыкнул, видимо, осознавая, что в этой шутке есть лишь доля шутки.

Когда в левом ухе раздался писк, я чуть не подпрыгнул. Нервное ожидание новой атаки мертвецов было настолько напряжённым, что даже негромкий сигнал «антизомбина» чуть не сделал меня заикой.

– Давай-ка, чуть вправо отползём, а то все пули в нашу сторону летят, – тихо предложил Женя, – того и гляди прихватим одну в качестве сувенира.

Я хмыкнул и начал нащупывать рукой лямку рюкзака, лежавшего где-то сбоку, но мгновение спустя застыл. Мой любопытный взор всё так же был устремлён в ту сторону, где в последний раз бродили зомби, и краем глаза я заметил, что Сим резко вскинул своё оружие.

– Тихий, похоже, не унялись, твари! Тепловизор засёк какое-то мельтешение на пределе видимости. Никак не могу разглядеть, что это, но явно не пионерский отряд.

– Колотить его по каске! Дрозд, зашкерься в укрытие и не отсвечивай. Тёмка, дуй вперёд, ты наши глаза и уши, следи за левым склоном и не зевай. Сим, держи на прицеле сектор Тёмы, если что, заземляй всех, кого увидишь. Чую, контроша нам сюрприз приготовил, сука!

В обычно серьёзный и строгий голос командира вкрались нотки обеспокоенности. И, как выяснилось, не случайно.

На широкую прогалину, в паре десятков метрах впереди меня, из тумана выползло несколько фигур, отдалённо напоминавших людей.

– Снорки! – Едва сдерживаясь, чтобы не закричать, шепнул я Жене.

Мне почти сразу удалось узнать этих тварей – вчерашняя встреча с ними надолго впечаталась в мою память. В полной тишине туманного утра, нарушаемой лишь далёким уханьем аномалий, было отчётливо слышно сиплое дыхание этих мутантов. Снорк, что выполз чуть дальше остальных, явно был вожаком. Он медленно поворачивал свою голову из стороны в сторону, осматривая прогалину, при этом обрывок шланга противогаза на его голове с шуршанием скользил по мятой траве. Он явно чуял присутствие людей, но пока не предпринимал никаких действий, как будто ждал чего-то. У меня почти не было никаких сомнений, что этих тварей сюда каким-то образом направил контролёр. Ведь может же он управлять людьми, почему бы в таком случае ему не уметь подчинять волю и разум мутантов?

Сим не стал ждать развития событий, и разметал стаю тварей градом крупнокалиберных пуль. Громогласная очередь буквально разорвала первого снорка на части, будто на его месте мгновенно образовалась невесть откуда взявшаяся «мясорубка». Притаившиеся позади него мутанты также попали под пулемётный огонь и в большинстве своём разделили участь своего вожака. Оставшиеся в живых болотные твари брызнули в стороны, воспользовавшись своей феноменальной прыгучестью, и тут же с ворчанием скрылись в тумане. Но не успел Сим опустить свой пулемёт, как хлынула вторая, более многочисленная, волна мутантов. На этот раз пришлось стрелять уже всем бойцам, иначе была серьёзная опасность того, что снорки просто свалят своей массой могучего долговца в экзоскелете, лишив отряд основной огневой мощи. Практически одновременно раздалась пальба из глубины острова. Зомби принялись активно поливать свинцом демаскированные позиции стрелков, но никакого вреда последним это не причиняло: расстояние было велико, а точность стрельбы мертвецов оставляла желать лучшего.

Похоже, контролёр хотел решительным напором сломить наше сопротивление, бросив в атаку все свои марионеточные силы.

– Что… за… херня?.. – Раздался в наушнике сдавленный голос командира. – Тёмка, пля, где эта тварь?! Он нам сейчас все мозги разнесёт… Мать твою, ищи-и-и!..

Одновременно в эфире не то зарычали, не то застонали Сим с Дроздом. Секундой позже невидимая волна ментального воздействия докатилась и до меня. Где-то в области затылка заныло, а вскоре и вовсе невыносимо засвербело. Нет, контроля над своим сознанием я не потерял, но в движениях отчётливо чувствовалась заторможенность, а из-за боли было сложно сконцентрировать своё внимание на чём-либо. Картинка перед глазами то и дело норовила перевернуться, причём, желудок всё усиливающимися рвотными позывами обещал в скором времени сделать то же самое.

Морщась от боли, я медленно повернул голову в сторону Тёмы, в адрес которого прозвучал не то приказ, не то просьба сержанта. Боец медленно двигался вглубь острова, время от времени стреляя одиночными в недобитых снорков. Судя по плавным движениям и хорошей координации, удар контролёра на него подействовал не так сильно, как на остальных. Во всяком случае, внешне последствия ментального воздействия мутанта на бойца никак не проявлялись. Он делал частые остановки, осматриваясь по сторонам и прислушиваясь к своим ощущениям. Стрельба зомби его пока не волновала – мертвецы были слишком далеко.

– Командир, кажется, вижу… – Боец привстал на колено, выцеливая что-то в тумане своим автоматом. – Сим, ты как? Даю трассер, жахни «шмелём» для верности!

Мой взгляд метнулся в сторону долговца в экзоскелете. К этому времени он поставил свой пулемёт на землю и уже держал в руках трубу гранатомёта. Довольно длинная очередь Тёмы, вспоровшая густой туман светло-оранжевым пунктиром, ушла куда-то вглубь острова, вслед за ней последовал шипящий заряд «шмеля». Мгновение спустя раздался оглушительный звук взрыва. В свете оранжевого пламени, на некоторое время запечатлевшемся на сетчатке моих глаз тёмным пятном, я увидел, как разбрасывало в стороны переломанные тела зомби. Где-то там должен был бить и контролёр. Тут же оцепенение и боль в голове ушли. Прекратилась и стрельба.

– Вот это бахнуло! – Учёный быстро оклемался после ментального удара мутанта и словно ребёнок, увидевший первый в своей жизни салют, радостно хлопнул в ладони. – Офигенная штука, этот огнемёт!

– Это же гранатомёт.

Я тоже был ошеломлён увиденным, однако, мои эмоций были несколько сдержаннее.

– Неа, настоящий огнемёт! У «шмеля» термобарический заряд! Видал, как жахнуло?! Вещь! Вот бы нам таких штук побольше, всех бы спалили! Фух, ну пресанул контроша, голова как чугун. – Он достал из нарукавного кармана аптечку, откуда извлёк блистер с таблетками. – На, разжуй хорошенько и запей водой, иначе полдня голова болеть будет. Давай-ка всё-таки уйдём отсюда...

Женя привстал на четвереньки и начал сползать к камышовым зарослям, чтобы потом вместе со мной обогнуть остров. Всё так бы и случилось, если бы учёный не поскользнулся и не скатился по сырой земле в воду. Буквально в то же мгновение из глубины острова раздалась длинная автоматная очередь.

Я схватил рюкзак и спустился к другу. Он лежал в неудобном положении, но почему-то не спешил двигаться дальше.

– Жень, вставай, там опять стреляют!

Сначала слегка, а потом, не почувствовав ответную реакцию, чуть сильнее, потряс учёного за плечо. Он не шевелился… Стараясь не думать о плохом, я бережно перевернул его тело и сразу же отпрянул назад. Лицо учёного было обезображено и измазано бурой грязью с обрывками жухлой болотной травы. Одна из пуль попала в рот Жени. Проломив стиснутые зубы и пройдя сквозь нижнюю челюсть, она пробила жёсткий воротник комбинезона в основании шеи возле ключицы. Вторая пуля угодила ниже, впившись в то самое место, где находилось сердце. Вшитые в костюм металлические пластины, чьи рваные зазубрины торчали по краям пулевых отверстий, нисколько не защитили тело.

Всего несколько секунд назад учёный был жив, привычно улыбался и радовался увиденному взрыву. А до этого он шутил, увлечённо рассказывал о зомби, и, наверно, строил какие-то планы на ближайшее и отдалённое будущее. Наверняка у такого общительного парня есть жена или подруга, которая в данный момент занимается своими делами и даже не знает, что её половинка сейчас смотрит в серое туманное небо умирающими карими глазами…

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

хотелось бы извиниться за длительную задержку, которая была вызвана переделкой этой части из-за пересмотра сюжета. по-моему, так он выглядит более динамичным и интересным\nнадеюсь, я оправдал ваше долгое ожидание :-)

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас