mikki

Пользователи
  • Публикаций

    24
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Репутация

0 Нейтральный

Информация о mikki

  • Звание
    Новичок

Информация

  • Пол
    Мужчина
  1. Ножниц? Прости, по-моему, это называется ножнами) А так рассказ интересный, придумал нового мутанта. Молодец!
  2. Глава 2 Зона Отчуждения. 3 июня 2012 года. 10 часов 12 минут. За ту тихую, тёмную и холодную ночь ничего не произошло. Пару раз мимо прошмыгивали трусливые псины, которых теперь я, вооружённый и уверенный в себе, не боялся. Ночь была для меня сущим мучением, если бы Кардон, проснувшись, не дал бы мне своего ПДА. С помощью него я многое узнал про мутантов и аномалии, артефакты, и вообще, про новости в сталкерском мире. Новости, в основном, торговые, вперемешку с ними шли сообщения о внезапно объявившихся монстрах на давно насиженных местах. Это было довольно интересно, но тут попалась запись о глубоко законспирированной и очень мощной группировке. Сведения пестрели предположениями, типа: новая группа военных, молодой синдикат с опытными наёмниками, ударный отряд «Долга». Короче, ничего понятного о новой силе не было. Я чувствовал мощь в себе, чувствовал уверенность, что сумею постоять за себя. Бугристые мышцы, специфические рефлексы — всё это давало надежду. Вот, наконец, начало светать, и чернота стала отступать; утренняя промозглая белая мгла расстилалась по земле, постепенно поднимаясь; я почувствовал, как штаны, куртка, ботинки начинаются покрываться влагой из сырого рассветного воздуха. Тускло-серым светом светилось закрытое ровным слоем туч небо. Ужасный, молочно-белый туман закрывал пространство впереди, не позволяя видеть ничего, далее десяти метров. Наконец я расслышал «вжики» «молний», обернувшись, смотрел на сталкеров, вылезающих из ещё сохраняющих тепло спальников, ступая на мокрый пол, порытые капельками воды осколки кирпичей, камни. Кардон, поправляя болотного цвета куртку, спросил: — Ну, как, всё спокойно? — Да, босс — пошутил я — Ха-ха… идём, или ты киборг, и жрать не хочешь? — посмотрел на меня командир. — Ладно, иду — ответил я, повернувшись к входу, ещё раз убедился в том, что пространство впереди закрыто туманом, пошёл в конец свинарника. Тут искатели артефактов раскрывали холодные банки тушёнки. Из-под сверкающих гладких крышек виднелась бело-коричневая масса, состоящая из мяса и жира. — Хм… — Что? — спросил ведущий, ставя банку на подставку, под которой виднелась ‘'таблетка" сухого горючего. — Теперь ничего. Вскоре потянулся соблазнительный запах разогревающейся тушёнки, который раньше мгновенно поднимал меня с кровати, и заставлял идти на кухню. Дробь вытащил галеты, и мы принялись уплётать горячее мясо за обе щеки, заедая его печеньем. — Сейчас к Сидору рванём… — начал Кардон — надо тебе задание дать, предс… — он кашлянул, подавившись говядиной — представить, и всё такое. — Ага — коротко ответил я, занимаясь поглощением пищи. Дробь молчал. Наконец, закончив поедать наши припасы, мы встали. Я сунул пистолет в карман, всё-таки, не знаю, будет ли ему что, от перенасыщенного влагой воздуха; но, как говориться — бережёного Бог бережёт. Кардан и Дробь держали оружие в руках. Наш отряд вышел из здания, и, поскальзываясь на мокрой траве, двинулся к военному посту, находящемуся под железнодорожным мостом. Мост тот, служил своего рода чертой, линией. Чтобы пройти через него, надо было заплатить коррумпированному майору. Второй вариант, на который решались лишь те, кто совсем поехали умом, или те, кто был наделён поистине сверхчеловеческой везучестью. Там располагались электры, но проскочить так, как удалось бы в каком-нибудь фильме, пробрасывая болты, разряжая тем самым аномалии, не получилось бы. Слишком хитро устроена она была — она не разряжалась. После броска болта, энергия этой аномалии действительно расходилась, тем самым подпитывая, окружающие её; а сама принимала заряженную энергию остальных частей этой штуки. В общем, тёмный лес. Итак. Так как единственно реально доступным способом было проникновение через армейский пост, то мы, естественно, выбрали его. Подходя к мосту, я увидел, собственно, сам пост. Старый, без колёс, и весь проржавевший, стоял грузовик. За ним виднелась куча обломков различной формы, и бульдозер. В центре-сбоку, было сделано что-то вроде навеса; под ним находился объёмный синий ящик, рядом на таком же громоздились бутылки водки и энергетика. Прямо напротив нас стоял военный в чине сержанта — это я определил, когда мы подошли; он лениво держал АКС-74, слегка направив ствол оружия в нашу сторону. Бойцы на флангах напряглись. Думаю, будь у нас посолидней вооружение, то у нас бы имелись бы шансы уничтожить их; однако реальное наше положение далеко не соответствовало моим мечтам. Тем времен, Кардон, подойдя к военному, начал разговор: — Здравствуй. — И тебе не хворать — развязно ответил сержант. — Курить будешь? — спросил сталкер, опуская руку в карман, и многозначительно глядя на солдата. — А что у тебя? — ответил вопросом на вопрос вояка, и заметно оживился, взгляд приобрёл блеск. — Да-а, как обычно. — Ну, ладно, проходите. И мы потопали через завал. Около ящиков сидел пожилой прапор. Увидев меня, он быстро поднялся и, подойдя, сказал шёпотом: — АКМС нужен? Патронов дам, плюс магазины в придачу! Дёшево! — Да нет дядь — замялся я, но посмотрев на Кардона, сказал — Нет. — Да ты чё?! Хороший автомат, надёжный. Патрон распространенный, никогда без боезапаса не останешься. Бьёт на километр, убойный. Короче, одни плюсы — знай пацан, что теряешь! — Сколько? — устав от его болтовни, спросил я. — Эй, хватит трепаться! Пошли уже! — прикрикнул Кардон. — Ну, вот, дядя, видишь?! Пора мне! — с облегчением сказал я. — Ммм… — прапор зло махнул мне вслед кулаком, и снова уселся на ящик. Мы снова прошли мимо военных, теперь я увидел старшего лейтенанта. Впереди виднелась потрескавшаяся асфальтовая дорога, справа и слева редко стояли деревья, чуть дальше виднелась старая обшарпанная остановка с сорванной табличкой и бетонными выступами вместо скамеек. Справа стояло два здание; первое было, по-видимому, каким-то цехом, со вторым этажом; чуть дальше, ближе к дороге, валялись старые бетонные блоки, ржавые ворота кирпичного здания, которое вытянулось буквой «Г». — Ну, что, к Сидору? — Давай — коротко ответил грудным голосом Дробь, и зашагал к обочине. — По дорогам нынче опасно ходить, не правда ли? — весело спросил у меня Кардон. — Ага. Он рассмеялся: — Хорошо, что юмор остался. У многих, в стрессовых ситуациях вообще отшибает. Я кивнул. Мы шли по краешку дороги, под ногами колыхалось море травы, а глаза привычно, дабы предотвратить разные обидные недоразумения, осматривали окружающую территорию. Я не считал шутку командира смешной, просто чтобы поддержать беседу и укрепить отношения. Справа было видно, что воздух сильно корёжит, как — будто там горели костры. Аномалии. Трамплины, воронки, карусели. Подтвердить мои предположения мог бы любой неаккуратный сталкер. Кабаны плотной стаей гнали коричневого слепого пса. Тот шустро менял направление бега, внезапно сворачивая, то влево, то вправо. Трёхсоткилограммовые туши с трудом поворачивали, едва не сбивая друг друга острыми, как штык, клыками. Постепенно собака ушла из поля зрения, как и кабаны. А так, вокруг было спокойно. Тихо гудели оставшиеся сзади аномалии, уныло выли псы над трупами сородичей, недовольно хрюкала самка кабана, ругая центнерового сына. Вскоре я увидел спуск, старый раздолбанный автобус, и несколько домиков, выстроившихся в две линии, напротив друг друга. Пустые оконные проёмы, частое отсутствие дверей — явные признаки того, что в них не живут. От дороги отходила ветвь, правда, грунтовая, не асфальтированная, её перегораживала куча валунов, в центре виднелась дырка, в ней торчала голова в зелёной кепке. Кардан с удовольствием начал: — Знаешь, откуда у нас это? — спросил он, хитро прищурив глаза, и показывая указательным пальцем на камни. — Не знаешь. Короче говоря, из-за какой-то шняги здесь образовался телепорт, и тут: бац! Эти каменюги. Ну, мы естественно приспособили, сделали что-то вроде блокпоста. Так-то Он подошёл к дырке поздоровавшись, начал болтать со сталкером, стоящим на посту, затем нас пропустили. Деревенька, как я говорил, выглядела заброшенной. Всего здесь было домов восемь. Проходя по центру деревни, между обветшалыми хатами, справа увидел такие же старые подвалы — погреба, перед ними сидели люди с оружием, горел костёр, вкруг обложенный вскрытыми баночками ароматной тушёнки. Дробь молча подошёл к ним, и по-турецки присел, подложив под себя ноги. Кардон, махнув рукой, позвал меня за собой. Мы прошли дальше, невдалеке имелся ещё один погреб, его закрывали даже на вил тяжёлые металлические дверцы. Сталкер откинул одну, и, пропустив меня вперёд, закрыл её. Спустившись по сухим потрескавшимся ступенькам, я увидел дверь. Большая, крепкая, когда она была открыта, мы попали в светлую комнату, совсем непохожую на вонючий и раздолбанный подвал. Стены были гладкими, выкрашенными в светло-зелёный цвет, потолок побелен, сбоку стоял небольшой зелёный же диванчик, но более тёмный. Далее стояла деревянная перегородка, высотой чуть больше метра, стол, два шкафчика, вежду ними виднелась дверь в подсобное помещение, непонятно как созданное. Было тепло, и никакого намёка на сырость, пахло травяным чаем, и ещё каким-то неприятным веществом. За потёртой столешницей сидел мужик, пялясь в ноутбук, и нажимая клавиши. Открыл дверь Кардон неслышно, я, почему-то, шёл тоже бесшумно, так что Сидорович нас не заметил. Глаза его влажно блестели, род слегка приоткрыт. Кардон кашлянул… старик вздрогнул, непонимающим взглядом посмотрел на нас, и вдруг быстро стал стучать по мыши. — Чёёрт! Чёрт! Да блин! Вырубайся! — тихо сопел себе под нос Сидорович, пытаясь что-то выключить. Потом, наконец, сообразив, закрыл крышку «Asus». — Что это было? А, Кардон? Ты чё, ополоумел? — старик вспылил, а ругаемый сталкер прыснул в руку. — А… — Сидорович махнул рукой — дурак. — Да ладно тебе, вот, человека привёл. — Кто такой? — Я не в курсах, говорит, ничего не помнит… — Да? Ну, у нас это стало традицией. Так, меня зовут Сидорович, я местный торговец. С тобой всё ясно. Надо бы позывной придумать, а? — Ну, не знаю… — Кардон растерялся. — Ладно, пусть обвыкнется. Эти слова прозвучали как прощание. Из погреба мы вышли на улицу, где сталкер сказал мне: — Корчит тут из себя Штирлица. Всё уже давно знают, что старик поигрывает в гоночки там, аркады, и всё такое. Я пожал плечами и расположился возле костра, слушать недавно начавшийся рассказ бывалого охотника.
  3. Просьба сообщать о недочётах, если не трудно.
  4. Когда вторая часть будет?
  5. Глава 1 Зона Отчуждения. 2 июня 2012 года. 7 часов 32 минуты. Темнота. Вокруг темно, ни единого лучика солнца или луны, фонаря или факела. Ах, нет, просто глаза закрыты. Я шевельнулся и почувствовал разбегающиеся по телу молнии. Открываю глаза, поднимая тяжеленные веки и вижу дерево, с обломанными ветвями и тусклое серое небо. Кое-как превозмогая боль, сел, опёршись спиной о дерево. Оказывается, я сижу на большой поляне, окружённой редкими деревьями и кустами, возвышавшимися над пожухлой травой. Слева виднелась железнодорожная насыпь, по бокам которой тянулся низенький, высотой с подростка, заборчик из колючей проволоки. На мосту, который, как я увидел, был сломан, стояли вагоны. Спереди, слева направо, протянулась старая асфальтовая дорога, вся в трещинах, через которые хилыми росточками пробивалась трава. Далее справа виднелось два здания – полуразрушенное стояло чуть ближе, однако я не видел в нём ничего интересного. Чуть дальше виднелся дом с чердаком, неплохо выглядевший на фоне предыдущего. Там я рассчитывал что-нибудь найти. С моей точки больше ничего не видно. Я вздрогнул – совсем недалеко раздался протяжный вой собак. Или волков? Я почему-то подумал, что это никак ни домашние псы. Начал подниматься, опираясь спиной о сосну, или что это за дерево. Тело прокалывали тысячами иголок, вдобавок ноющей болью отдалась поясница и позвоночник. Я тяжело похромал к зданию, припадая на левую ногу, на которой лежал в “отключке”. Вой, теперь соединявшийся с радостным визгом охотников, загонявших жертву, раздался ближе. Под ногами захрустел кирпич и битое стекло, чуть не упал, когда ступня соскользнула по камню. Заскочив в дом, увидел старую, чудом уцелевшую лестницу, подбежал, и, заскочив, начал перебирать руками и ногами, поднимаясь. Оставалось только молить Бога, чтобы эта штука не сломалась. Миг, и я оказался на чердаке, сквозь дырки которого в крыши, можно было наблюдать за обстановкой на улице. И тут показались собаки, довольно большие, бурого и коричневого цвета. Только вот странные какие-то: очень узкий разрез глаз, всё время ведут носом, как будто ничего не видят. Счастливый визг перерос в яростный лай, но я-то был наверху! Так что показав им фигу, сел. Да, сел, больше ничего не оставалось делать. Собачий разговор не давал мне заснуть, хотя я и очень хотел это сделать; “отключка” не дала отдохнуть. И наконец, склонив голову на плечо, я заснул, прижавшись к холодной кирпичной стене… Темно. Выглядывая, вижу, что наступила ночь. Собаки мирно прикорнули снизу, лишь один пёс ходил вокруг по комнате, недовольно ворча. Не выбраться. Спать хотелось самую малость, но отдых порядком мне поднадоел. Я энергичный, не люблю сидеть на месте! Я, я…а кто я? Чёрт! Действительно, кто я? Ничего не помню! Вот это да! И что делать? М-да…единственный выход – найти людей, а дальше уже разбираться. Я посмотрел на себя. Зелёная куртка, хорошая, изнутри покрыта отражающим материалом, что серьёзно снижает потерю тепла. Штаны такого же цвета, сделанные из очень прочной ткани. Похожие у меня были в детстве – коленки протёр за полтора года! Белая футболка, под тёплым свитером, и удобные ботинки завершали мой наряд. Стоп! На телефоне есть определитель, он запрограммирован под меня. Только его я в чемодане оставил. Так. А тот где? Не помню. Ох…не оставалось ничего делать, как внимательно прислушиваться. Хм, вроде голоса. Да, точно! Вскоре удалось разобрать некоторые слова, неохотно проталкивающиеся сквозь воздух: – Чего там собаки …? – Да не знаю, может … почу….?! – Давай посмотрим! Сквозь шелест листвы раздались тихие, приглушенные естественным ковром шаги. Мгновение, и по пустому дому гулко бухнул какой-то дробовик или ружьё. Собаки всполошились. Глянув в дыру, увидел ствол “вертикалки”, вроде бы ТОЗ-34, из которой вылетел второй заряд дроби, после которого послышался жалкий вой и визг. Ствол отодвинулся, уйдя из поля зрения, тут же вместо него появился компактный пистолет – пулемёт HK UMP-45, под неслабый пистолетный патрон. Пули врывались в живую плоть, вырывали куски, скалывали части кирпичей, взрывая земляной пол. Длинными очередями он опустошил рожок, и они сменились вновь. Опять забухали тяжёлые выстрелы, дробь сбивала тварей с ног, бросала друг на друга. Вскоре почти все псы полегли, а некоторые упали, тяжело скуля, люди их тут же добили крепкими ножами. Почему я не сказал охотники? Наверное, потому, что их образ мало вязался у меня с образом оных. Дробовик – это да, но кто ходит на охоту с пистолетом – пулемётом? Да и одежда у них была странная: противогазы в подсумках, защитные пластины на груди, щитки на коленах. Тайна! Ну, конечно, пришлось спуститься: я ведь специально ждал людей, упускать даже такой шанс глупо. – Здрасте! Они подозрительно посмотрели на меня, потом тот, который стрелял из “юэмпи” ответил: – Поздорову. Ты что, придурок, что ли по Зоне без оружия бегать?! Скажу честно, такой ответ меня ошеломил. Ну, и естественно, я задал вопрос, что такое зона? – Зона? Зона Отчуждения, около ЧАЭС – человек пытливо посмотрел на меня. – Знаешь такую? – Ммм… – честно говоря, я не помнил, но тут начали всплывать ассоциации – взрыв, мирный атом, СССР, игра. – Ну, вроде да. А это – я пнул ногой скорчившийся труп у ног – странные какие-то псы. – Ну, да, странные. Это слепыши. По-другому – слепые собаки. У них отсутствует зрение, но отличный нюх, да и они обладают ментальной силой. – Ментальной? – спросил я. – Ну, типа телепаты. – ответил мне человек и махнул рукой в перчатке. – Уходить надо. Скоро их дружки придут на запах крови, и тогда отбиться будет труднее. – Ага. Только вот, я как бы безоружный, – заметил я. – Да, не дело это. Держи, – он вытащил из кобуры пистолет и протянул мне. – И щас, погоди, – он выхватил из кармана три магазина и отдал мне. Я посмотрел на оружие. Пистолет Макарова. Только…нет, скорее его модификация. Взгляд на магазин, подтвердил мои мысли – ПММ. Боезапас – двенадцать патронов, возможность использования специального патрона – с облегчённой пулей и увеличенным запасом пороха. Также ПММ с этим боеприпасом разгонял пулю до скорости 430 м/с. Короче, хороший пистолет. – Ну, всё, пошли, – он махнул рукой и посмотрел на второго, – Дробь, ты первый. Дробь вышел через обвалившийся угол, на несколько секунд заслонив тусклый ночной свет своей широченной спиной. – Сын лесника. Любит дробь, и ненавидит автоматику – тихо прошептал мне командир (я стану пока называть его так, не зная его клички). – Кардон, тут чисто. – Кардон? Что за тупое прозвище? – тут я не выдержал. – Ну, я не ухожу с этого места, а чтобы не путать с Кордоном, стали называть Кардоном. – пояснил командир. – Всё, теперь быстро. Мы перебежали через потрескавшийся асфальт, и рванули к длинным зданиям, которые я, однако, не заметил, пока сидел на чердаке. Войдя в левое здание, я понял: свинарник. Мы пошли к дальней стене. На полу, виднелась крышка от сейфа. "У них тут что, подвал?" – подумал я. Но нет, открыв его, Дробь достал оттуда два спальных мешка. – Ложитесь, я подежурю, потом кого-нибудь разбужу – сказал Кардон. – Не, давай я. Всё-таки успел выспаться на чердаке! – Ну, – он оценивающе посмотрел и продолжил – только, если что, сразу буди. – Хорошо – я кивнул. Они стали укладываться, залезли в спальные мешки. – Стойте – я вдруг опомнился – кто вы? – Мы? – Кардон приподнялся на локте, и, повернув голову от стены, посмотрел на меня. – Мы сталкеры…
  6. Ребят, вопрос не по теме, но всё же: рассказы добавляют? Или же администрация не решается утруждать себя? Не охота отправлять заявку, зная что рассказ затеряется в архиве:(
  7. mikki

    Зону Долгу!

    Я проснулся от рёва сирены, от криков товарищей, рычания мутантов. Быстро вскочив, ещё не окончательно проснувшись, я побежал к складу, где выдавали оружие. — Адрианов. Номер 77 — быстро кинул я и, взяв нож с ножнами, свою любимую 9 мм Беретту, тройку магазинов, калаш и две обоймы, выбежал на улицу. Тут доблестные солдаты Долга давали отпор внеочередному рейду мутантов. Серое небо Зоны, с плывущими чёрными рваными облаками загораживало и без того неяркое солнце. «Вроде бы недавно же был уже наплыв — пронеслось в моей голове — ну ладно, соберись и сконцентрируйся». Судя по звукам, все мутанты Агропрома сбежались сюда. Стрекотал ПК на дальнем блокпосте, совсем рядом косил мутантов долговец в экзоскелете. — Сержант! — я обернулся на зов. Молодой старлей явно не справлялся с кучей слепых псов и мог погибнуть в любую минуту. Я полоснул очередью ближайших ко мне мутантов и стал протаранивать себе дорогу к товарищу. Просто автоматически я выхватил нож и воткнул его в горло прыгнувшей на меня собаки. Пара пинков и я уже возле командира. Вместе мы быстренько покончили с нехорошими собачками и, услышав знакомый звук, подняли головы. В небе гордо жужжали КА-58 Чёрный призрак. Стало видно, как сталкеры начинают отступать к зданиям, чтобы не погибнуть под огнём вертолёта. Как только пространство стало свободным от дружественных душ, средства воздушного передвижения открыли огонь. Мутантов на кусочки разрывали ракеты, пулемёты. Тут пролетает туша кабана, там ножка псевдогиганта, там глядишь, башка химера отрывается. Пересидели. Я только хотел расслабится как тут меня позвал генерал. Я с неохоткой встал и пошёл к Крылову. — Так Адрианов — сразу начал он, едва я вошёл в кабинет — Думаю тебе можно доверять?! У нас пропал отряд полковника Слипченко. Предположительно он с отрядом сгинул где – то в районе Тёмной долины. Всё понятно? Подойдёшь к Петрову, скажешь от меня со спецзаданием. Он тебе выдаст снаряжение. Иди. «Нифигасе, — подумал я – ну и задание». Слипченко был командиром группы Бета, и в его цели входила разведка местности. Тёмную долину делили свободовцы и бандиты. Причём весьма мирно. Этого-то и боялся генерал. Подошёл к Петрову. — Знаю всё, уже предупредили. На, забирай. Я взял АК-74M с подствольником и съёмным оптическим прицелом, 7 магазинов с бронебойными патронам, АПС с глушителем, 6 магазинов, костюм, детектор, пару сильнейших аптечек, гранаты для подствольника, Ф-1, и наушник с микрофоном. Пошёл в казарму попрощаться с пацанами. Затем пошёл к воротам. Я вышёл за территорию базы и остановился. Ко мне подбежало три друга — оказывается, они пойдут со мной. Было тяжело покидать родные пенаты, но долг есть долг. И мы двинулся в сторону Свалки. Свалка — это место, полное радиоактивного мусора, привезённого сюда ещё после первого взрыва. Зданий здесь немного. Депо поездов, как и противоположенный туннель держали бандиты. На Барахолке было пусто – туда давно никто не заглядывал. Из мест, могу отметить бывший концлагерь бандитов, где они раньше держали вольных. Сейчас там укрепились сталкеры во главе с Бесом, и держат эту точку, выдерживая нападения бандитов. На севере, около дороги в Бар стоит отряд Долга, охраняя проход от мутантов и мародёров. Аномалий довольно много, большинство стоят кучками. Есть на востоке парочку болот. Мы вошли на локацию и отправились на юг в сторону лагеря Беса. Идя, обошли скопление аномалий, то ли воронка, то ли карусель. Вообще лагерь вольных – кладбище брошенной техники. Но есть пара «живых» экземпляров. Я быстрым шагом подошёл к Бесу и завёл разговор: — Здорова, Бес. – сказал я, подойдя к нему. — И тебе не хворать. С чем пожаловал? — Да вот, ищу группу долговцев, во главе с Слипченко, не видал случаем? — Слипченко… пробегал здесь отряд Долга – в сторону Тёмной долины. Это не они случайно? – после короткого раздумья ответил мне сталкер. — Они. Ну и что дальше? – с нетерпением спросил я — Да ничего. Не видел я их больше… хотя, стоп, подожди, у меня есть парочка разведчиков в долине, может кого видели! Бес достал рацию, и стал искать частоту группы. Я присел у костра. Заскрипела рация, послышался голос. Бес что-то ответил, спрятал рацию и подошёл ко мне: — Есть инфа, что наши видели сталкеров, в чёрном камуфляже. Но ты знаешь – за просто так в Зоне ничего не бывает. — Хорошо – ответил я – чем мне надо помочь тебе? — Помоги мне с укреплением лагеря, а я помогу тебе – чуть подумав, сказал он. Не буду подробно расписывать, что мы делали, но инфу я получил. Выдвинулись в сторону Тёмной долины. Тёмная долина – страшное место. Довольно тихая локация, и мутантов мало – но зато каких! Кровососы, пси— и псевдо псы. Говорят, что в Тёмной долине существует лаборатория. Всё это казалось мифом, до тех пор, пока Стрелок, не спустился в неё, и не замочил там псевдогиганта. Место, просто капец, какое опасное. Мы шли по старой асфальтовой дороге, потрескавшейся от времени, выбросов, аномалий. Вся в трещинах, она была перегорожена местами автобусами, УАЗами, БТРами. Впереди шёл авангард, состоявший из Ирокеза с калашом, которого в шутку называли грузином. Дальше шёл я, после меня – Ас, замыкал наше шествие Гром РПК. Мы медленно и аккуратно продвигались к месту встречи со сталкерами. При малейшем шуме распределялись по местности. Впереди замаячило здание – бывшая ферма. Мы медленно опустились на землю. — Ас – тихо отдал приказ по наушной рации – проверь, что там?! Он тихо вскинул винторез и стал разглядывать здание. — Двое у на ферму. Один у входа в здание. Внутри… Один у левого входа. Внутри… 3-4 человека. Ас откинулся от прицела и посмотрел на меня: — Может по тихому их? — тихо спросил он — Не сразу нельзя…тем более свободовцы рядом – услышат не дай Бог и тогда отбивайся – подумав сказал я. – Так давай ты остаёшься здесь с Ирокезом, а я пойду к ним с Громом. Чуть кто дёрнется — вали. Всё, поехали. Я встав в полный рост пошёл к лагерю. Гром вскинув пулемёт поплёлся за мной. По пути обошли группу боярышника, и ещё какой-то неизвестной мне травы. Подошли к сталкерам. Один из них, главный наверно в охране, сказал нам: — Оружие оставляем и проходим – вас уже ждут. — Ага. Бегу и падаю – сказал я и протолкнулся между ними. Они было дёрнулись, но как-то быстро присмирели, когда на них показал дулом пулемёт. Гром прошёл за мной. Охранничик у входа почтенно нас пропустил. Вдруг я услышал шипение в рации и голос Аса: — Ворон, уходите оттуда, к ферме стягиваются анархисты. — Чёрт, фиговы предатели! Бежите сюда, быстро. Я быстро шепнул это Грому, и мы вытащив АПС с глушителями, открыли огонь по сталкерам. Увидел, что командир группы потянулся к рации. Отпихнул его, выстрелами раздолбал рацию. В это Гром грохнул охранников, и в здание ворвались Ас с Ирокезом. — Ирокез, бегом минируй подходы. Гром, Ас – баррикады. Быстро составили заграждения, в здание запрыгнул Ирокез. Тут начался ад. 3 грузовика и два УАЗа двигались в нашу сторону. Всего – где-то 40-50 свободовцев. Головной УАЗ проскочил через мину, зато грузовик подлетел метра на пол – мама не горюй. Свободовцы, слезли с машин и открыли по нам беглый огонь. Ещё человек пять подорвалось на мине, потом ещё три. Всего к началу боя уцелело 35 человек. Благо баррикады крепкие – пули не пробивают. Я открыл прицельный огонь. На мушку попался свободовец, и после короткой очереди, упал с пятью дырками в груди, горле, и голове. Гром, очередью из пулемёта уничтожил трёх сгрудившихся бойцов. Я оторвал кольцо и швырнул ф-ку в наиболее, как мне казалось большую группу противников. Около получаса мы сдерживали огонь противника, но стало ясно, что мы проиграем. Тогда мы предприняли манёвр – Ирокез вышел из здания, и подошёл с тыла. В это время мы усилии огонь. Гром легонько приподнял часть баррикады. В это время Ирокез, пробежавшись по машинам, натолкнулся на анархиста, тащившего Бульдог. Ударом ножа в горло убил противника. Сел в УАЗ…и погнал к нам, давя свободовцев. Мы раздвинули баррикады и машина въехала в здание. Мы заскочили в неё. Сзади устроился Гром с РПК. Чуть ближе уселся Ирокез с калашом. Свободовцы повскакивали на машины и погнались за нами. Ирокез встал во весь рост и пальнул из Бульдога. Машина пару раз перевернулась и неуклюже шлёпнулась на землю. Неожиданно Бульдог зацокал: — Что за херня, Ирокез? — в сердцах крикнул я. — Упс… — смущённо ответил он. Я хотел уже наорать на него, но вдруг из кустов выскочил БТР и протаранил грузовик со свободовцами. Мы остановились. Из машины показалась голова Слипченко, затем туловище, и он махнул нам рукой… Через несколько минут мы сидели в мощном подвале. — Почему вы не отвечали на вызовы? – спросил я подполковника, кушая тушёнку. — У свободовцев появился новый радист, либо просто кто-то им помог. Или наёмники. Короче, взломали эту волну, слишком опасно было выходить на неё. — Ясно. Смотрю вы тут неплохо устроились! – сказал я, осматривая помещение. — Ну, как сказать… Слипченко не договорил, потому что в это время пришёл радист и сказал: — Приказ генерала Воронина: атаковать базу группировки «Свобода»!
  8. 27!!!НИфига!!!А мне 13 летом будет))))
  9. Интересно пишет. А что тут такого?
  10. Дэн, тебе сколько лет?
  11. Да, это мой первый рассказ. Творения Толстого скоро начну читать, но иногда скучно, всё-таки мне не 18))))
  12. 1.ДА, насчёт АКСУ недоглядел.2.Почему он не реалистичен?3.Нашёл повторы, буду исправлятьсяДа, кстати, как заменить "Я" в предложении???
  13. Критика хороша когда она адекватна)))Спасибо