Авторизация  
den-ssdd

Желание. Часть 9.

Рекомендуемые сообщения

85631022.jpg

Часть девятая

– Ну, бывай, парень. – Сом протянул мне руку. – Может и свидимся. Ты не так плох, как мне сначала показалось, но тупишь часто и по многу. А, вот ещё…

Сталкер отвёл меня в сторонку и отстегнул один из контейнеров, подвешенных у него на поясе.

– Там «выверт». Мне с «рыбкой» он уже не нужен, выкинуть жалко, продавать лень, так что лучше тебе подарю. Заодно узнаешь, как он выглядит, хе. Ну и хороший контейнер тебе не помешает. Только не открывай часто, артефакт радиоактивный немного. Просто повесь на пояс и всё. У него небольшая защита от когтей и зубов мутантов. Кабана, конечно, не остановит, а вот тушканов и крыс можешь теперь особо не бояться.

Он широко улыбнулся на прощание и направился к группе сталкеров, сидевших у костра под крышей гаража. Кто-то из них уже призывно махал рукой, приглашая Сома присоединиться к их компании. А я стоял, несколько смущённый подарком. Так и не сказал ни слова благодарности, и даже не попрощался со своим недавним попутчиком. Пусть он думает, что я всё ещё дуюсь на его удар. К слову, челюсть всё ещё болела, а один из зубов довольно сильно шатался.

Спустя некоторое время со стороны костра уже слышался голос Сома, часто перебиваемый недружным смехом. Он рассказывал своим приятелям очередную шутку или весёлую историю, в которой, скорее всего, главным героем был я. Что же, это лучше, чем озлобленный взгляд в спину. Ведь я опасался того, что Сом теперь будет винить меня в моей невнимательности и неосторожности, которые, в итоге, чуть не привели нас в руки бандитов. Тем более непонятным мне казался подарок сталкера.

Я немного поплутал по окрестностям в поисках входа в Бар. Возле большого цеха с разбитыми стёклами расположилась база Долга. Никаких других идей по поводу выставленного возле брустверов из мешков поста в голову мне просто не пришло. Сталкеры в красно-чёрных комбинезонах с нашивками этой группировки охраняли вход в своеобразный двор. Что там внутри разглядеть не удалось. Молчаливые и на вид суровые бойцы жестом остановили меня на подходе к ограждению, намекая, что без дела тут лучше не ходить, и мне пришлось поворачивать назад.

Сталкер, проходивший мимо меня, показал, наконец, небольшое строение, возле входа в которое стоял прямоугольный кусок плоского шифера с аккуратно выведенной ещё свежей краской надписью «Бар 100 рентген». Судя по лестнице, прислонённой к стене, вывеску вот-вот намеревались прикрепить над входом. Пройдя ещё немного по потрескавшимся тротуарным плиткам, неаккуратно раскиданным по тропинке, я вошёл в проём ещё одного здания, и спустился вниз по ступенькам навстречу тихой музыке и смеси запахов жареного мяса, табачного дыма и алкогольного перегара. Чем-то мне это напомнило спуск в бункер Сидоровича, но тут было светлее и, почему-то, уютнее, не смотря на серые бетонные стены и сурового охранника. Он намекнул мне, что в случае, если я захочу пострелять, он, и ещё пара крепких парней, отвернут мою голову против часовой стрелки.

Помещение бара было не таким большим, как мне представлялось из рассказов бывавших здесь сталкеров. Видимо, в угоду большей вместительности, в зале не было привычных столиков, и их роль выполняли широкие дощатые полки, приколоченные к стенам. Были они больше похожи на тюремные нары, нежели на предмет гордости местной забегаловки, однако, посетителей это, судя по всему, не смущало. Один сталкер, стоял у «столика» под мигающей лампой и медленно цедил пиво из большой запотевшей кружки, уперев отрешённый взгляд в стену напротив. Ещё двое в дальнем от меня углу о чём-то тихо переговаривались, время от времени прикладываясь к стаканам с мутной жидкостью. Один из них, стоявший лицом ко входу, мельком взглянул на меня и снова продолжил разговор с приятелем.

Вдоль стены, справа от входа располагалась стойка, сколоченная из новых брусьев и досок. Казалось, если принюхаться, то можно было уловить лёгкий аромат свежего дерева и олифы на фоне остальных запахов, присущих подобным заведениям.

Я как можно более уверенным шагом направился к стойке, за которой меня уже встречал внимательным, с прищуром, взглядом человек лет сорока. Раньше думал, что бармены на своём рабочем месте только и делают, что без конца протирают уже и без того чистые стаканы и бокалы, однако, руки этого мужчины мирно покоились в карманах джинсов, и лишь большие пальцы торчали из них "на молодёжный манер".

– Доброго дня, уважаемый! – Приветствовал меня он. – Я Бармен, выпьешь?

– Здравствуйте… Да, мне бы флягу водой заполнить и ещё пару бутылок с собой.

Взор Бармена на некоторое время переместился с меня в сторону входа, откуда мгновением ранее ввалилась в бар галдящая компания из нескольких сталкеров. С шумом и хохотом они побросали свои рюкзаки у стены, и один из них направился к стойке. Здоровенный мужчина, в народе таким людям придумали ёмкое прозвище «шкаф», как будто не заметив, сдвинул меня своим могучим телом в сторону и без прелюдий обратился к Бармену.

– Три водки, мяса там, картошечки, зелени всякой и огурчиков с грибочками.

Он хлопнул огромной ладонью по стойке. Сквозь его толстые пальцы я увидел мятые купюры, судя по цвету, не малого номинала.

– Десять минут, – невозмутимо ответил Бармен, потеряв ко мне всякий интерес.

Он смёл деньги рукой, пересчитал их под стойкой, и присев, достал откуда-то снизу три бутылки водки и банку с солёными огурцами. Сталкер проворно схватил всё и понёс в сторону стола, где его с нетерпением ожидали остальные. Бармен, тем временем, что-то начеркал на небольшой бумажке и сунул её в щель в стене. Видимо, за ней скрывалась кухня, где и должны были приготовить для этого верзилы его заказ.

– Фляга большая?

Бармен сунул карандаш, которым писал записку повару, за ухо и опёрся руками о стойку, слегка подавшись вперёд. Так я мог расслышать его негромкий голос на фоне гомона выпивающей за моей спиной компании сталкеров.

– Вот, – я быстро снял с плеч рюкзак, и, расстегнув его, продемонстрировал Бармену отцовскую фляжку, на дне которой ещё плескалась вода. – Только чистая нужна.

– Пятьсот. Ещё по столько же за каждую бутылку.

Пятьсот… довольно дорого за несколько литров воды, денег-то у меня нет!

– А «выверт» возьмёте? – Поинтересовался я.

Бармен смерил меня скептическим взглядом и скрестил руки на груди.

– ... с хорошим контейнером, – чуть ли не шёпотом от внезапно накатившей робости добавил я.

– Половину фляги дам, или полную, но только из цистерны. Только мутная и горчит немного от реагентов, но пить вполне можно, проверено.

Отдавать целый «выверт» за возможность морщиться от противного привкуса хлорки, или каких-то других "химикатов", мне не хотелось, и я расстроено положил фляжку на место. Воды в ней оставалось немного – если хватит до конца дня, и то хорошо. Бармен снова потерял ко мне всякий интерес и принялся что-то подсчитывать на калькуляторе, обёрнутом в полиэтиленовый пакет, а я поплёлся к ближайшем свободному столику. Можно было, конечно, прогуляться по округе, изучая заброшенные строения завода «Росток» и обосновавшихся в некоторых из них сталкеров, но делать этого не хотелось - отчасти из-за вмиг упавшего настроения после несостоявшегося «бартера» с Барменов, отчасти из-за усталости, накопившейся от длительных пеших "прогулок. Непродолжительный ночной сон в некомфортных условиях на жёстком дощатом полу в холодном каменном доме на краю деревни, мало походил на полноценный отдых.

– Слышь, братело, дельце есть, потолкуем?

Я вздрогнул. К моему столику подошёл один из двух сталкеров, пивших недавно мутную жидкость в дальнем углу.

– Да не сы ты, – заметив мою настороженность, заговорщицким шёпотом продолжил он, – оно тебе нужнее моего, айда.

– А какое дело? – Растеряно поинтересовался я.

– Я краем уха слыхал, ты что-то хотел барыге толкнуть. Он, сука, щем - у первоходов, вроде тебя, дорого ничего не берёт, а у меня скупает по мазёвой цене. Сечёшь? Лавэ получишь нормально, даже с учётом моего скромного процента. Ну?

Он кивнул в сторону выхода, куда уже прошёл его приятель. Особых перспектив тут стоять у меня не было, и я, подняв с пола рюкзак, пошёл вслед за сталкером.

Мы зашли за угол небольшого строения, под которым находился бар. Довольно толстый слой листьев, опавших с кустов, говорил о том, что сюда мало кто заходит.

– Так что у тебя там? – Без предисловий начал «дело» сталкер.

– Выверт…

«Делец» скорчил кислую мину. Видимо, он ожидал что-то более существенное. Я собрался было снять рюкзак, что бы продемонстрировать ему контейнер с артефактом, как вдруг увидел в его руках длинный нож.

– Только пикни, опарыш, пером печень проткну! – Сквозь зубы процедил сталкер. ­– Гони волыну и берданку сымай.

Я обмер. Постепенно непонимание сменилось наипротивнейшим чувством беспомощности. Что делать?! Бежать? Вряд ли я убегу далеко на ватных ногах. Кричать? От страха, колючим комком накатившим к горлу, я был не в состоянии даже промычать. Отбиваться? Но чем и как? Мой автомат на плече - достать не успею. Нож тоже далеко, да и не годится он для драки, к тому же, я не был уверен, что смогу оказать хоть какое-то сопротивление, даже будучи вооружённым мечём. Не успею пошевелиться, как холодное лезвие ножа бандита без препятствий войдёт в мой правый бок, причиняя сумасшедшую боль, и всё…

Где-то на краю сознания мелькнула тщедушная мыслишка упасть на колени и слёзно умолять этого человека оставить меня в живых. Трус!

В страшной тишине довольно отчётливо прозвучал щелчок из нагрудного кармана моего плаща. Через секунду ещё один. Я вспомнил, что так и не выключил счётчик радиации на своём ПДА. Звук не ускользнул от внимания бандита, а в том, что это был действительно бандит, я уже не сомневался. Он ловко перекинул нож из своей правой руки в левую и обратно.  

– Приплыл, фраер, шевелись! – И оскалившись жёлтыми зубами, игриво добавил: – Не боись, бить не буду… сильно.

– Пожалуйста, не надо… – Едва слышно замямлил я.

Было ужасно стыдно за себя, за свою трусость и нерешительность.

– Ты что, туго рубишь?! – Злобно зашипел грабитель. – Порежу как свинью на сало!

С каждой секундой мне становилось всё хуже и хуже. Казалось, того и гляди сердечные мышцы не выдержат бешенных доз адреналина или ноги окончательно ослабеют, и я упаду.

Неожиданно где-то недалеко раздался громкий хлопок. Бандит и его подельник, стоявший всё это время поодаль «на шухере», разом оглянулись в ту сторону, откуда прилетел звук. Моё заторможенное сознание не заострилось на этом хлопке, и, казалось, целую вечность принимало решение бежать или нет. Преодолевая сопротивление необычайно плотного воздуха с неведомо чьей помощью, я рванул с места, толкая, на мгновение отвернувшегося от меня, бандита плечом. Умные книжки говорят, что адреналин придаёт силы, они правы, чёрт возьми! От моего удара грабитель отлетел в сторону, не успевая даже выставить перед собой руки. Второй бандит только поворачивался в мою сторону, и я беспрепятственно прошмыгнул между ним и зданием, уцепившись рукой за край бетонной стены, что бы лучше вписаться в поворот и не налететь на «злого дядю».

– Сука-а-а! – приглушённо заорали за спиной.

Уже через секунду я бегом спускался по лестнице в бар, молясь о том, чтобы грабители не погнались за мной. Охранник, сидевший в своей коморке, зарешёченной толстыми арматурными прутьями, встрепенулся, но, не увидев в моих руках оружие, лишь поправил на коленях свой автомат, нацеленный в сторону входа.

Я занял свободный столик в углу бара и пытался унять дрожь во всём теле. Мой бывший сосед по лестничной клетке, вечно не просыхавший, а посему ныне покойный Коляныч, часто говорил, что лучший способ задавить стресс – это запить его спиртосодержащей жидкостью, и желательно не в одиночку. Но денег у меня не было, а «выверта» едва хватит на половину фляжки воды. Водки же Бармен за этот артефакт нальёт не больше пробки. Не вариант. Можно напроситься к той компании, что шумит по соседству, в собутыльники. Но кто я такой для них? С боку припёка.

Постепенно рассуждения о способах напиться, уходя от суровых реалий Зоны, перетекли в тревожные мысли о том, как я буду выбираться из бара. Здесь меня эти бандиты, скорее всего, не тронут – охранник у входа и отдыхающие сталкеры вооружены, и наверняка отвлекутся от своего «досуга», решив принять активное участие в разрешении конфликта между двумя сомнительными личностями и сталкера-сопляка. Но стоит мне только выйти отсюда, как вероятность получить «перо в печень» резко взметнётся к отметке «сто процентов». Вот проклятье! Торчать тут до бесконечности мне вряд ли дадут, да и не простою я столько – уже к ночи ноги сами подогнутся от усталости.

Минут пять я разглядывал свои дрожащие пальцы, разбавляя тяжкие мысли о бандитах, караулящих меня у вывески с надписью «Бар 100 рентген», воспоминаниями о доме. Интересно, тётя Катя поливает цветы в прихожей, или они завяли уже? Надо будет потом подарить ей несколько дисков с песнями Окуджавы или Розенбаума, их она любит слушать, сидя тёплыми летними вечерами на открытом балконе за вышивкой или вязанием. Заодно нужно её приучить к лазерным дискам, а то пользоваться виниловым проигрывателем нынче хоть и модно, но не пятидесяти летними ламповыми аппаратами.  Вообще, тётя Катя одна из тех немногих людей, что не просиживает днём на лавочке с другими старушками, полируя сплетнями оставшиеся зубы, а вечером не плачет над мыльными операми и не восторгается от стареющих звёзд шоубизнеса. Она живёт полноценной жизнью, которая только может быть у женщины пенсионного возраста. За её незакрытой дверью постоянно слышится смех внуков и их дворовых друзей, хрипящие надрывы Высоцкого, а по утрам из открытых окон кухни доносится чудесных запах блинов или пирожков. Да, блинчики у тёти Кати получались отменными. Что уж тут греха таить, моей матери было далеко до такого кулинарного искусства, и в детстве я часто забегал к соседке полакомиться чем-нибудь вкусненьким, брезгуя маминой манкой с кипячёным молоком.

– Эй, ты чего какой убитый?..

Чья-то тяжёлая рука легла мне на плечо. Я дёрнулся и инстинктивно вжался в угол, возвращаясь из воспоминаний в реальный мир. Хорошо, что ещё и не пискнул вдобавок… Рядом со мной стоял тот самый «шкаф», что совсем недавно заказывал у Бармена выпивку для себя и своей компании.

– Да блин, шуганный какой-то… – Дыхнул он в меня перегаром. – Ау, ты в порядке, малец?

– Да…

– А ну выпьем малёха, нехер тут киснуть в уголочке. Пошли-пошли, – здоровяк обхватил меня за руку и поволок к своему столику, откуда угрюмо взирали на нас его приятели, – помянем другана нашего! Тебя как звать-то?

Ничего не поняв и не успев ответить, я взял в руки пустую рюмку, которая тут же потяжелела от наливающейся в неё водки.

– Ну, не чокаясь… – Здоровяк отставил опустевшую бутылку в сторону, и сталкеры синхронно приподняли свои стопки. – За Сома… Хочется сказать, что бы земля ему пухом была, да вот только… эх..

Пока сталкеры поочерёдно тянулись к тарелочке с солёными огурцами и закусывали «горькую», я никак не мог переварить услышанное.

– Сом? – Переспросил я, чувствуя, что окружающий мир всё больше и больше становится мне непонятным. – Это тот, что с Носом ходит?

– Ну да. – «Шкаф» чуть ли не всхлипнул, что было совсем не свойственно человеку его комплекции. – Ты что, знаешь его? Знал…

Горло обожгли пары алкоголя. Унимая огонь в пищеводе, я поспешил разжевать и проглотить половинку огурца.

– Так я с ним сюда и пришёл… Минут тридцать назад, наверное. Вот блин…

Стоявшие за столиком сталкеры ошарашено уставились на меня. А я, поплыв от первой же рюмки, продолжал поражаться выкрутасами сегодняшнего дня. «В реальность верится с трудом» - как говаривал один из персонажей какого-то старого фильма.

– А я вот некролог получил пять минут назад. – Здоровяк положил на стол свой изрядно поношенный ПДА. – В аномалию попал. В сети кто-то из Долга написал, что почти ничего не осталось от него. Ещё пишут, что там арт должен хороший получится, вот суки!

– Это же надо на Баре в аномалию влипнуть. – С горестным видом пробубнил сталкер в круглых очках. – А ведь смышлёным сталкером был, осторожным…

– Мы с ним почти сразу распрощались, как пришли. Он к каким-то сталкерам пошёл, которые у костра сидели. А дальше я про него не слышал ничего.

– Ага, мы это были. Он с нами даже не посидел, ушёл к долговцам, дела у него там были какие-то. Ну, мы сюда и рванули, типа подождать его, и водочки с ним махнуть, когда придёт. Не дождались…

– Всё же странно, – продолжал сам с собой разговаривать мужчина в очках, похоже, самый трезвый в этой компании, – тут все аномалии помечены, флажки стоят. Разве что пьяный только напорется, и то маловероятно…

– Сом рассказывал, что он с каким-то человеком из Долга поговорить хочет, имени не помню только, – пытаясь смягчить воздействие обжигающей горло водки из второй рюмки, выдохнул я.

– Серёг, Шлиц это! – Слегка заплетающимся языком обратился к здоровяку один из сталкеров. – Они в прошлый раз синячили тут вместе.

– Ага, ага! – Наперебой согласились с ним остальные.

Я взглянул на пустую миску, где совсем недавно ещё лежало несколько огурцов, а теперь лишь зеленовато-мутная лужица рассола поблёскивала в свете настенных ламп. Даже хлеба не осталось. Глубоко дыша я изрёк, судя по прояснившимся лицам окосевших сталкеров, гениальную мысль, доселе не стучавшуюся в их затуманенные алкоголем головы:

– А чего мы тут стоим? Надо же пойти и посмотреть, что там случилось!

Сталкеры засуетились, разбирая свои рюкзаки, поваленные внизу у столика.

Две рюмки местной водки, на вкус больше похожей на ацетон, после адреналинового шока довольно сильно ударили мне в голову. К тому же в желудке было несколько пусто, что только способствовало быстрому всасыванию алкоголя в кровь.

Никого из тех двоих, что пытались ограбить меня, у выхода я не заметил. Возможно, их отпугнула компания подвыпивших сталкеров, для которых я сейчас был чуть ли не лучшим другом.

Какой-то небритый сталкер в одиночку пытался прикрутить вывеску бара к бетонной стене, но, судя по забористому мату, ничего у него не получалось. Кто-то из нашей компании вознамерился ему помочь, шаткой походкой направившись к деревянной лестнице, но был остановлен крепкой рукой «шкафа».

– Тоха, потом.

На ходу я вынул из рюкзака фляжку и сделал пару глотков, пытаясь запить горечь во рту. Про нехватку воды постарался не думать.

Поплутав по закоулкам заброшенных строений, мы вышли к асфальтированной площадке, недалеко от которой некоторое время назад ещё живой Сом подарил мне на прощание ненужный ему «выверт» и ушёл по своим делам. Как выяснилось, видел я его тогда в последний раз.

– …не видели, из-за угла шёл! – Послышалось впереди. – Только хлопок громкий услышали, когда его «мясорубка» того…

– Ясно. Когда смените караул, напишите подробный рапорт.

– Есть!

Шагнув в сторону, я увидел серьёзного вида сталкера в красно-чёрном комбинезоне, выслушивающего, рапорт одного из бойцов, карауливших вход на базу Долга.

– Ого, даже Воронин тут. – Произнёс один из сталкеров, шедших впереди меня.

Но через несколько шагов его голос сильно изменился, став похожим на сдавленный сотней тонн тяжести стон:

– Бздец, жуть какая…

Он быстро растолкал своих приятелей и рванул к кустам, прижимая рот рукой.

Впереди, за углом высокого здания, напомнившего мне колокольню, слева от поста Долга я увидел поросшую густым кустарником площадку, куда мы подходили. Постепенно моему взору открывалась страшная картина – серые столбы сетчатого ограждения и трава за ними, а так же покрытая зеленоватым лишайником стена «колокольни» были густо забрызганы чем-то тёмно-красным. На асфальте, внутри неправильного овала, выложенного из кирпичей и обломков бетона, поблёскивала в лучах вечернего солнца кровавая лужа. На её поверхности были отчётливо видны концентрические круги, сходившиеся в центре, где высился дрожащий, словно от ветра, конус бурой жидкости. С его вершины вертикально вверх тоненькой струйкой, иногда срывающейся в продолговатые капли, кровь втягивалась в хорошо видное уплотнение воздуха, зловеще гудящее на фоне негромких разговоров сталкеров. «Мясорубка» медленно втягивала останки того, что некогда было человеком.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

"юбилейная" 10-я часть выйдет, предположительно, уже на этой неделе, так как работа над ней велась параллельно с девятой.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Присоединяйтесь к обсуждению

Вы можете написать сейчас и зарегистрироваться позже. Если у вас есть аккаунт, авторизуйтесь, чтобы опубликовать от имени своего аккаунта.

Гость
Ответить в этой теме...

×   Вставлено с форматированием.   Вставить как обычный текст

  Разрешено использовать не более 75 эмодзи.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отображать как обычную ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставлять изображения напрямую. Загружайте или вставляйте изображения по ссылке.

Загрузка...
Авторизация